10 Элула – Йорцайт/Илула Раби Пинхас из Кориц

Он был потомком Раби Нета Натана Шапиро – автора «Мегале Амукот».

Раби Пинхас получил литовское образование, но когда его отец Авраам Аба – оппонент хасидизма, был вынужден покинуть Шклов из-за кровавого навета и переехал в Мирполь в Волынии, где встретил Бааль Шем Това – сын и отец попали под влияние лидера нового движения.

Бааль Шем Тов однажды сказал о Раби Пинхасе: «Такая душа, как у Раби Пинхаса, приходит в этот мир один раз в 500 лет».

По велению Бааль Шем Това – Раби Пинхас поселился в Корице, где учился тайнам Торы.

По неизвестным причинам Раби Пинхас отправился в Остро в Волыни после 20 лет жизни в Корице. В 1790 году он решил поселиться в Цфате, по пути остановился в Шепетовке, там заболел и поднялся в Небесную Йешиву.

Раби Пинхас посвятил много времени изучению Зоар а-Кадош и наставлял своих учеников учить Зоар каждый день.

Он говорил, что изучение Зоар – хорошее средство для борьбы с гордыней.

Раби Пинхас не написал книг – его учение было собрано его учениками в разных сборниках, как: «Пеер ле-Йешарим», «Нуфет Цуфим». Самое основательное собрание, из сохранившихся после Холокоста – это «Имрей Пинхас».

Многое из мудрости Раби Пинхаса можно изучить в «Мидраш Пинхас».

Из «Мидраш Пинхас»

О гневе

«Долгие годы я боролся со своим гневом и наконец победил его и поместил его в свой карман. Теперь я его вынимаю, когда нужно. Но я так зол на него, что не хочу вынимать его снова».

О молитве

«Молитва, которая не произнесена во имя всего Израиля — не молитва. Если мы посмотрим на большинство формальных молитв – то увидим, что они не для каждого из нас, но для всех. Они написаны не в единственном числе, а во множественном. Мы молимся вместе, потому что мы не одиноки в своих нуждах».

Корень уныния

«Корень уныния в гордости. Заносчивый человек думает, что мир должен почитать его и уважать. Он всегда чувствует пренебрежение и верит в то, что люди презирают и пренебрежительно относятся к нему. В результате, он всегда в мрачном настроении. Смиренный человек с радостью принимает все, что появляется у него».

«Имрей Пинхас» (Берешит 9)

«Во время творения свет Б-га лился от сферы духовного вниз к физическому миру через серьезные сосуды и эманации. Но сосуды оказались неспособными вместить Б-жественный Свет. Они разбились. Эта катастрофа называется «Швират а-Кеилим» — разбивание сосудов. Ты можешь понять это по аналогии. Представь человека глубокого несчастного и унылого. Внезапно он получает невероятно хорошие новости – его горести окончены. Вместо того, чтобы прыгать от радости, он начинает плакать – это было слишком много для него. Также произошло и «Швират а-Кеилим», потому что сосуды не могли вместить великолепие Б-жественного Света.

Раби Пинхас жил в ужасающей бедности. Его дом был захудалым – вот-вот развалится.

Однажды хасиды Раби Пинхаса из другого города пригласили его на Шабат. Они купили ему новый костюм, приготовили красивую квартиру, где он мог бы остановиться.

Вечером в пятницу он был в приподнятом настроении: «Здесь я гость, они кормят меня с серебрянных блюд, как богача, когда же дома, бедность заполняет каждый угол моего дома. Я думаю, мои хасидим научились относиться ко мне так из самой Торы».

Он объяснил, что парашат Пинхас содержит описание жертвоприношений для всех праздников, но обычное место этой главы – во время трех недель траура. С другой стороны, эта глава приходит как гость в праздники (на кажды праздник мы читаем жертвы дня из парашат Пинхас как мафтир).

Тогда начала расходиться молва, что Раби Пинхас очень особенный человек.

Люди начали ездить к нему со всех местечек, просили поддержки и молитв, и благословений.

Чем больше он им помогал, тем больше чувствовал, что он оказался в тупике. Он больше не чувствовал себя действительно служащим Г-споду, потому что больше не мог достаточно учиться, молиться, медитировать. Ему нужно было больше личного пространства и меньше помех.

Но как он мог убедить сотни людей, искать помощи у других, более подходящих людей.

Тогда пришла идея – молиться о Небесной помощи в этом деле.

Пусть Г-сподь сделает так, чтобы люди не искали его, пусть сделает презренным в их глазах.

«Праведник указывает, а Небеса соглашаются», — говорил он.

После его молитв, люди перестали к нему приходить.

И все, кто встречались ему – встречали его холодно и недружелюбно.

Раби Пинхас не расстроился, но был даже рад.

Когда прошли Рош а-Шана и Йом Кипур и осталось 4 дня для подготовки Сукки, никто не пришел, как в былые времена помочь ему. Раби не был силён в таких делах и не знал, что делать.

В итоге, ему пришлось нанять нееврея строить Сукку, который с трудом закончил строительство маленькой Сукки за несколько часов до праздника.

Когда наступило время молитвы, он отправился в Шуль, надеясь после молитвы пригласить кого-то на праздничную трапезу, что было обязательной частью праздника.

Было принято стоять на заднем дворе Шуль и ждать приглашения на трапезу, и домовладельцы приглашали их по пути домой, радостные от того, что исполняют мицву гостеприимства.                                                        

Раби Пинхасу же никого не удалось пригласить, и он, опечаленный, побрёл домой -первая ночь Суккот без гостей.

Встав на входе своей Сукки, он начал петь приглашение Ушпизин, 7 небесных гостей, которые посещают каждую еврейскую Сукку. Хотя единицы удостаиваются увидеть их, Раби Пинхас был одним из них.

Подняв глаза, он увидел Авраама – первого из Ушпизин, почетного гостя первой ночи Суккот. Авраам стоял снаружи Сукки – на расстоянии. Раби Пинхас закричал: «Отец Авраам, почему ты не входишь в мою Сукку, в чем мой грех?»

Патриах ответил: «Я воплощение Хеседа, служащий Г-споду через добрые дела. Гостеприимство – моя черта. Я не присоединюсь к столу, за которым нет гостей».

После этого Раби Пинхас начал молиться, чтобы все стало как прежде. И вновь его молитвы были услышаны.

Как раньше, толпы народа стекались к его дому. И он продолжал поддерживать и благословлять народ.

Пусть зхут Цадика хранит наш народ.

(Tzadikim. com)