3 Хешвана – Йорцайт/Илула величайшего хасидского Цадика – Ребе из Ружина 

Раби Исраэля бар Шалом Фридмана (1796-1850) происходил из рода Давида а-Мелеха.

Согласно хасидской традиции, был гильгулем Шломо а-Мелеха. (Сарей амеа 3:18)

Он был внуком Раби Авраама Малаха и правнуком Магида из Межерич, преемника Бешта. Его мать, Ребецен Хава, была внучкой хасидского праведника Раби Нахума из Чернобыля.

Женился в тринадцать лет. Потеряв в отрочестве отца и старшего брата, Раби Исраэль остался единственным продолжателем рода Магида из Межерича.

Несмотря на обладание значительным состоянием, с юности вел аскетический образ жизни: ел крайне мало и спал в течение ночи не более двух часов. (Сарей амеа 4:16)

Приобрел обширные познания во всех разделах Торы.

Раби Авраам-Йеошуа из Апты (Оэв Исраэль) утверждал, что, когда Раби Исраэль появился на свет, «ангел забыл шлепнуть его по губам»(согласно Талмуду, в утробе матери младенца «обучают всей Торе», а затем, при появлении на свет, «ангел шлепает новорожденного по губам, и тот забывает все, чему его обучили» – Нида 30б). Однажды, находясь в гостях у р. Авраама-Йеошуа, юный Раби Исраэль обронил свой гартл (пояс) – старец из Апты, стремительно нагнувшись, подобрал пояс и, обвязывая его вокруг талии юноши, произнес: «Я удостоился перепоясать живой Свиток Торы». (Гдолей адоротГдолей Русия)

Раби Исраэль из Ружина говорил своим ученикам: «Подобно тому, как в прошлых поколениях очищению души особенно способствовало изучение святой книги Зоар, так в наше время очищению души более всего способствует изучение святой книги Ор hа-хаим».

По воспоминаниям очевидцев, его дом в Ружине «имел вид княжеского жилища и отличался роскошью обстановки». Раби Исраэля окружали многочисленные слуги, разодетые по последней моде, он выезжал в позолоченной карете, запряженной четверкой рысаков – в его доме даже был собственный оркестр.

Раби Исраэль встречал гостей, облаченный в белоснежную шелковую мантию, скрепленную бриллиантовой брошью и перепоясанную золотым поясом, – его голову венчала золотая кипа. Он поражал людей своей величественной осанкой и благородством лица, полного царственного достоинства.

Он принимал посетителей с раннего утра до полуночи – и лишь на два часа, с одиннадцати утра до часу дня, запирался в своей комнате для сосредоточенной молитвенной медитации.

Черепица

Однажды Раби Исраэль, приехав во Львов, нанес визит местному Равину ЯковОренштейну, прославленному талмудисту. Равин ожидал от посетителя обычных при таких визитах ученых вопросов; но вместо этого Раби Исраэль предложил ему совершенно обывательский вопрос: каким материалом кроют крыши во Львове? Равин ответил: железным листом.

«Почему же железным листом?» –вновь спросил посетитель.                                                                                    – «Потому что это больше предохраняет от пожаров»,– был ответ.                                                                                                                                      

– «Но ведь для этого можно было бы крыть черепицею»,– возразил Раби Исраэль. На этом необычный для духовных особ разговор окончился, и Раби Исраэль удалился. После его ухода равин воскликнул: «И это человек, волнующий хасидский мир и окруженный благоговением тысяч почитателей!»

В это время во Львове гостил Раби Меир из Премышлян. Услышав об инциденте в доме равина, он сказал: «Ученый равин не понял ружинского цадика. Последний спросил символически о крышах, подразумевая под ними духовных пастырей, которые своей праведностью должны защищать город, как крыши защищают дом. У такого пастыря сердце должно быть нежно и чувствительно, как хрупкая черепица, – так почему же он, равин, тверд, как железо?!»

 

Цадики и хасиды

Рабби из Ружина говорил: «Подобно тому, как священные буквы алфавита не имеют звучания без огласовок, а огласовки ничего не значат без букв, точно так же связаны между собой цадики и хасиды. Цадики – это буквы, а хасиды, посещающие их, – это огласовки. Хасидам нужен цадик, но и цадик не может без хасидов. Цадик возвышается благодаря хасидам. Они же могут стать – отчего избави нас Бог – и причиной его падения. Хасиды разносят голос цадика, они распространяют его труды по миру. Представим себе, что некий хасид встречает по дороге повозку, везущую так называемых просвещенных пассажиров. Он упрашивает кучера позволить ему сесть в повозку, и когда наступает время послеполуденной молитвы, он спускается на дорогу и молится, в то время как повозка и все пассажиры ждут. Пассажиров раздражает эта задержка в пути, они кричат на кучера и осыпают его бранью. И в это время все они ощущают перемены в душе».

Избавление

Однажды говоря об избавлении, Ребе из Ружина положил ладонь на стол после утренней трапезы и сказал: «Господь говорит Израилю: «Возвратитесь ко Мне – и Я возвращусь к вам». После чего он перевернул руку ладонью кверху и сказал: «Но мы, сыны Израиля, отвечаем: «Обрати нас, Господи, к Тебе, и мы обратимся, обнови дни наши как древле». Ибо наше изгнание тяжестью лежит на нас, и нет у нас сил самим вернуться к Тебе».

Потом Раби снова повернул руку ладонью книзу и сказал: «Но Святой, благословен Он, говорит: “Сначала вы должны возвратиться ко Мне”». Четырежды Раби из Ружина поворачивал свою руку ладонью кверху и ладонью вниз. В конце концов он сказал: «И все же сыны Израиля правы, поскольку известно, что море страданий смыкается над их головами, и они не в силах сдерживать свои сердца и обратиться к Богу».

(Хасидские истории. Поздние учителя. Бубер Мартин)

This article was published on: 31/10/19 7:27 ПП

Добавить комментарий