Сипур о Бааль Шем Тове — свечи изо льда
В тот вечер свечи никак не хотели разгораться.
Они то кривились и мигали, от чего по стенам бегали тревожные тени, то пышно вспыхивали, чтобы через минуту погаснуть.
Гроза трепала Любавичи, ветер яростно пытался проникнуть в любую щелку.
Ребе Цемах Цедек сидел с хасидами, прислушиваясь к шуму деревьев.
Раскаты грома мешали ему говорить.
«У нашего учителя Бааль-Шем-Това», — вдруг произнес Ребе, — горели и свечи изо льда, а в наши дни даже знающие хасиды холодны, точно ледышки».
Он замолк, разглядывая учеников. Те смущенно молчали. Когда Ребе говорит такие слова, каждый немедленно начинает примерять их на себя. И если быть честным и не кривить душой, то почти наверняка замечаешь, что они относятся непосредственно к тебе.
«Бааль-Шем-Тов очень любил свет», — продолжил Ребе Цемах Цедек. 
«Ведь гематрия слова «свет» — אור «ор» = 207, также, как и гематрия слова «тайна»רז «раз» = 207.
Лишь тот, кому известен тайный смысл каждой вещи, может по-настоящему светить».
Случилось, что ученики Бааль-Шем-Това смогли раздобыть на вечер лишь одну свечу. С трепетом и огорчением ожидали они прихода учителя. Дверь распахнулась, Бааль-Шем-Тов вошел в комнату, едва освещенную единственным мигающим огоньком, и сразу воскликнул: «Евреям нужен свет! Моя работа — осветить этот мир! Добавьте свечей!»
Сконфуженные ученики объяснили, что смогли раздобыть денег только на одну свечу.
«Отломите сосульки, свисающие с крыши», — велел Бааль-Шем-Тов.
Принесли сосульки, поднесли к ним огонь, и комната озарилась светом. Сосульки горели, точно настоящие свечи.
Цемах Цедек закрыл глаза и запел.
Нигун длился и длился, прикасаясь к сердцам, зажигая воображение. Ведь у звуков нет формы, поэтому музыка способна уносить душу, перенося её в другое пространство.
«Для учеников Бааль-Шем-Това», — воскликнул Цемах Цедек, прервав пение, — «горели и светились свечи изо льда, а вокруг нынешних хасидов темнота и холод»!
Внук Цемаха Цедека, Ребе Шалом-Бер, рассказывая эту историю, завершал её такими словами:
«Дед не просто так упрекал своих учеников в холодности! В тот вечер он зажег в душе каждого из них неугасимый огонь».
(по книге «Голос в тишине» Рава Яакова Шехтера, 9-й том)