Мама Царя Давида — Ницэвет бат Адаэль — награда за царот или не притесняй

 

Учат Хазаль, что нужно быть очень осторожными с людьми, которые пережили царот — «цара» (беда, притеснения). 

И это помимо вдов и сирот, о которых в Торе говорится открыто: «Никакую вдову и сироту не обижайте… если будешь обижать их…! Ибо если воззовет ко Мне, Я услышу его вопль; И воспылает Мой гнев, и поражу вас мечом, и будут ваши жены вдовами, а ваши дети сиротами». (Шмот 22:21-23)
Мудрецы приводят в пример истории про бездетных женщин (на примере Ханы и Пнины), про женщин, оставленных своими мужьями (Ницэвет бат Адаэль), людей, перенесших утрату (Йов и друзья) – и во всех историях Вс-вышний воздает за испытание людям, пережившим царот, а их притеснителей — наказывает.

Все эти примеры раскрывают, что испытания в этом мире посылаются Вс-вышним и невозможно понять или увидеть за этим всем причинно-следственную связь. Ведь тема «почему праведнику плохо, а грешнику – хорошо» — проходит рефреном через всю Тору и остается безответной, но учит многому.

Ницэвет бат Адаэль

Отец Давида, Ишай, был внуком Боаза и Рут.

После нескольких лет брака с женой Нецэвет и рождения 7-х сыновей, Ишай начинает испытывать сомнения в своем происхождении. Он член Сангедрина, ведущий авторитет Торы того времени, но его бабушка Рут была моавитянкой.

Тора запрещает израильтянам вступать в брак с моавитянами. Когда сомнение охватило сердце Ишая, человека честного и ответственного, он решает разлучиться с женой. Дети Ишая знали об этом разделении.

Жена Ишая — Ницэвет бат Адаэль — была праведной женщиной и очень тяжело переживала решение мужа оставить ее.

Так как Ишай был праведником, то знал, что Вс-вышний сотворил мир не для того, чтобы он оставался пустыней, но хочет, чтобы он был заселен, и поэтому не следует мужчине жить без жены. После нескольких лет одинокой жизни он выбрал одну из рабынь-неевреек, живших у него в доме, и сказал ей: “Я освобождаю тебя с таким условием: если я — полноценный еврей, то и твое освобождение является полным, и я беру тебя в жены в соответствии с законами Торы, данными нам Моше. А если я таковым не являюсь, то ты не освобождаешься и остаешься в прежнем статусе, а, стало быть, имеешь право выйти замуж и за моавитянина”.

Служанка оказывается верной своей хозяйке и поступает, как поступили наши праматери — Рахель с Леей, Ницэвет подменяет собой.

Через 3 месяца беременность Ницэвет становится явной и сыновья, подозревая свою мать в блуде, решают убить свою мать. Ишай приказывает своим сыновьям не прикасаться к ней.

«Не убивайте ее! Вместо этого, пусть ребенок, который будет рожден, будет рассматриваться как мамзер».

Талмуд (Шаббат 55б) называет Ишая одним из четырех праведников, которые умерли исключительно из-за греха Адама и Хавы, но не из-за собственных грехов.

Когда родился Давид, семья встретила его рождение с полной насмешкой и презрением: «Ненавистным я стал для своих братьев, и чужим для сыновей своей матери». (Теилим 69:9)

Давиду не разрешали есть вместе с остальными членами его семьи, у него был отдельный стол в углу.

Его сделали пастухом в надежде, что дикий зверь придёт и убьет его, когда он будет на пастбищах.

Единственный, кто страдал из-за Давида и чувствовал глубокую связь и любовь к ребенку — это была его мать — Ницэвет бат Адаэль, которая чувствовала боль и отторжения своего младшего ребенка, как свою собственную.

Страдая от семьи, Ницэвет лила реки слез, ожидая, когда справедливость будет восстановлена.

Целых 28 лет нападок и отторжения, страданий и боли. 28 лет царот.

Ницэвет выбрала обет молчания. И, как Тамар, Ницэвэт будет вознаграждена за ее молчание ребенком с великим будущим, который станет предком Мошиаха.

Говорит Мидраш, когда Шмуэль а-Нави помазал Давида, послышался плач из-за пределов большого зала.                    

Это был голос Ницэвет, единственного сторонника Давида и единственного источника утешения.

Ее 28 долгих лет молчания перед лицом унижения наконец подошли к концу. В конце концов, все увидят, что род ее младшего сына был чист, не испорчен ни одним пороком.

Хоть и будут звать Давида а-Мелеха бен-Ишай, но именно от мамы он впитал силу духа и мужество достойно противостоять своим противникам.

Ее терпеливая уверенность в Творце, что справедливость будет восстановлена, дало Давиду силы противостоять его испытаниям в жизни.

Она также учила его уметь проявлять смелость в нужную минуту — идти на личный риск, ведь без ее смелых действий занять место служанки в ту роковую ночь великая душа ее младшего ребенка, Давида, предка Машиаха, никогда не спустилась бы в этот мир.

Душераздирающие псалмы Давида а-Мелеха, произнесенные им в его самые тяжелые минуты, помогает и нам – его потомкам и как-будто написаны именно для нас.                                                      За каждым псалмом стоит мама Давида а-Мелеха, пережившая ради него столько царот, но увидевшая помазание своего сына.

Сгула с именем мамы Давида а-Мелеха

Мекубалим передают сгулу, связанную с именем мамы Давида а-Мелеха.

Нужно произнести 17 раз имя Ницэвет бат Адаэль перед любой молитвой — Теилим, Итбодедут. 

Произнесение имени женщины, 28 лет переживавшей насмешки и издевки — огромная сгула и для Шидуха, и для всех видов Йешуот.

(Йешива “Кисе Рахамим”)