Собака в еврейской традиции

Все творения делятся на 4 группы: Домем (молчащий) – это камни, песок, минералы, Цомеах (растения) – деревья, травы, плоды, Хай – (живой) животный мир от насекомых до зверей) и Медабер (говорящий) – человек.

Души людей возвращаются в гильгулим во все 4 группы.

Мекубалим учат, что душа, пребывающая в теле животного – посылается для её исправления и в таком гилгуле помнит свою прошлую жизнь.

И это всегда наказание – пребывание души в животном (за исключением рыб – в них чаще всего вселяются души праведников).

Собака – стоит среди животных особняком.

Когда евреи совершали жертвоприношение в Бейт а-Микдаше, то признаком того, что тшува была принята — был образ огненного льва.

Зоар а-Кадош говорит, что речь идет об ангеле Уриэле, который передавал жертвоприношение Творцу.

Но если тшува не была принята — то люди видели морду пса над жертвенником — так зовут Ангела Смерти.

Сказано в («Шмуэль» 2,23:20) про Бенаяу бен Йеояда, великого полководца 2-х Царей – Давида и Шломо, что: «Он спустился и убил льва внутри ямы».

Комментирует Зоар а-Кадош:

«в прежние времена, когда река Кевар еще влекла свои воды книзу, пребывали сыны Исраэля в цельности, принося жертвы и возношения ради искупления своих душ. И тогда спускался сверху некий образ льва, и его видели на жертвеннике — простертым над приношением, терзающим свою добычу, словно могучий богатырь. И все псы прятались от него и не выходили вовне. Когда же к этому принудили грехи, он спустился в глубь нижних ступеней и убил того льва. Ибо тем, что больше не хотел давать ему пищи, он как бы убил его. Он именно «убил льва внутри ямы» — на глазах «ситра ахра», стороны зла. Когда увидела это «ситра ахра», она усилилась и послала некоего пса, чтобы тот пожирал жертвоприношения. И каково имя этого льва? Уриэль, ибо лик его — это лицо льва. И каково имя того пса? Баладан его имя – («бли» «Адам») ибо он не содержится в Адаме, а пес и лицо его песьё». (Зоар а-Кадош 1, 5А-7Б)

Сказано в Торе: «Мясо в поле – трефа — не ешьте — собаке бросьте его». (Шмот 2:30)

Объясянет Зоар а-Кадош, что, если во время молитвы, намерение молитвы испорчено из-за внешних (причин, а не из-за недостатков молящегося (например, во время Амиды кто-то отвлек) — то эта молитва – трефа — и уходит на питание Собаке (одно из имен Ангела Смерти). (По уроку Рава Цви Нисанзон, Бааль Сулам, Зоар)

Аризаль (зехуто яген алейну) говорил своим ученикам: «если утром увидел собаку, которая тебе кланяется — это хорошо — Ашем кланяется тебе, доволен тобой, если отворачивается собака от тебя — АШЕМ также отворачивается от тебя».

Говорят мудрецы, что у кого дома есть собака — не увидит Машиаха никогда.

Когда еврей не ставит целью исправиться, — называется гой, потому что не исправление ему нужно, а выгоды от Торы в этом и в будущем мире. О таких «Зоар» говорит:

«У пиявки две дочери, которые лают, как собаки, дважды, гав-гав: гав – желаю этот мир, и гав – желаю будущий мир».

Рабейну Хида (зехуто яген алейну) в своей книге «Ципорен Шамир» пишет следующее: «Не пугают детей говоря: «собака заберет тебя» и подобными словами. Потому, что «ситра ахра» называют такими именами. И тем самым, когда мы говорим такие слова, как будто бы мы даем разрешение прийти и взять ребенка». (Рабейну Хида «Ципорен Шамир» глава 11 закон 189)

Интересную вещь раскрывают мекубалим.

Йосеф а-Цадик попал в тюрьму и пробыл в ней 10 лет, из-за того, что был вовлечен в историю с женой Потифара и после того, как он потерял 10 душ (по Аризалю), которые он должен был породить — за них он попал в тюрьму на 10 лет.

Зоар а-Кадош пишет, что человек, который имел интимную близость с гойкой — попадает под влияние нечистой силы — клипат «Келев» (собака).

Давид а-Мелех пишет: «мияд келев яхидати» — (избавь от псов мою единственную (душу) — (Теилим 22:21).

Йосеф чуть — чуть не попал в отношения с Зулейхой и в это время он видит перед собой лик своего отца — Яакова, который говорит ему: «знай Йосеф, что у Коэна а-Гадоль будет нагрудник с 12 камнями в соответствии с 12 коленами и на 1 из них будет написано твое имя. И если ты сейчас согрешишь, твое имя будет стерто с нагрудника». Йосеф убегает от Зулейхи, но теряет 10 капель душ (сквозь пальцы).

Из-за этих капель, слово «келев» переходит в слово «кэвэль» (кандалы) — одни и те же буквы. Но, так как он не был в отношениях с гойкой – а только на секунду попал под ее влияние — он попадает на 10 лет в тюрьму, в которой его заковывают в кандалы: «Леэвэд нимкар Йосеф, ину вакэвэль рагло…» — (в рабство продали Йосефа, охватили кандалами его ноги) — (Теилим 105:17,18).

(Рав Даниэль Коэн, «Шаарей а-Эмет»)

Рав Ицхак Абуав в «Менорат а-Маор» пишет, что берущий себе нееврейку, попадает с ней в Гееном, как написано о Йосефе: «И не подчинился ей, чтоб лечь с ней и быть с ней» — «лечь с ней» — в этом мире, а «быть с ней» — в будущем. Грех этот привязывается к человеку подобну псу и остается с ним в день Суда.

Раби Нахман из Бреслав учил в «Сефер а-Мидот», что, когда человека кусает собака — значит на него не распространяется Милосердие Вс-вышнего, и ясно, что он съел недозволенное.

Единственное место, где в еврейское традиции собаке отведена положительная роль – это «Перек Шира». В предисловии сказано:

«Раби Ишайя (ученик Раби Ханины бен Дося) постился 85 раз (85 = гематрии слова «пэ» – рот), надеясь через очищение узнать почему у собак (дерзких и ненасытных) есть своя песня (в Перек Шира). И в заслугу того, что он был учеником такого великого человека, он получил ответ с Небес. Посланник объяснил, что это тайна, открытая до сих пор лишь пророку Хавакуку, заключается в том, что собаки не лаяли на людей дома Израиля в Египте; кроме того, из их экскрементов обрабатывали кожи для мезуз, тфилин, и Торы. И напомнил, что тот, кто бережет свои уста от зла – хранит и свою душу от бед».

Песнь собаки в «Перек Шира»:

Собака говорит:

“Придите, падем ниц, склоним головы и преклоним колени перед Г-сподом, сотворившим нас”.

История одного Гильгуля

Однажды, когда Раби Шолом а-меорер (тот, кто будит евреев по утрам на молитву) совершал свой обычный маршрут в предрассветный час, напевая ежедневный знакомый всем мотив, осмелился один из городских «просвещенцев», в детстве учившийся в «светской» школе, плеснуть ему в лицо нечистоты. Ни словом не обмолвился раби Шолом о происшедшем. Только семья «просвещенца» знала об этом. Но ещё в тот же день обидчик скоропостижно скончался.

Поначалу не усмотрели родственники связи между оскорблением раби Шолома и внезапной смертью, но впоследствии им пришлось убедиться собственными глазами, что связь эта существует.

Спустя два дня, как всегда рано утром, раби Шолом проходит мимо этого же дома, вдруг перед ним появляется огромный, чернее угля, ужасный пёс. Он кружится и скачет вокруг и остервенело лает. Не такому человеку, как раби Шолом-богатырь пугаться собак. Он продолжает свой путь, пока не заканчивает утренние дела. Пёс всю дорогу неотступно следует за ним. «Ничего особенного нет, -думает раби Шолом про себя, — в том, что глупая собака тащится за мною». Но и назавтра повторяется та же история. Снова около дома, где ему впервые нанесли оскорбление, подскакивает тот же пёс и опять прыгает, и лает.

Раби Шолом идёт дальше, а собака — за ним. И на этот раз не принял раби Шолом происшедшее близко к сердцу.

Но когда всё повторилось и в третий, и в четвёртый раз, убедился он, что дело нечисто.

На пятый день он поднялся в бейт-дин, что во дворе синагоги «Хурба», и, волнуясь, рассказал свою тайну.

С трепетом выслушали йерушалаимские равы эту странную историю, восприняв поначалу её как плод воображения. Раби Шолом, предвидя это, привёл с собой двух свидетелей, учащихся йерушалаимских йешив, которые с полной серьёзностью подтвердили истинность событий, очевидцами которых они были только сегодня утром.

Более того, добавили они, когда один из членов семьи «просвещенца» шутливо назвал пса именем умершего, собака пришла в неописуемую ярость и с остервенением стала подпрыгивать, пытаясь достать до окна шутника.

— Теперь, — рассказывали свидетели, — родственники покойного находятся в подавленном состоянии и готовы принять на себя тот порядок искупления, который предпишут им члены бейт-дина!

Рабаним посовещались друг с другом и, решив, что перед ними слишкоим сложное дело, пришли к выводу, что необходимо обратиться к раву Йерушалаима гаону раби Йосефу-Хаиму 3онненфельду, исполнявшему обязанности почётного главы бейт-дина. Только он мог разобраться в этой странной ситуации.

Не раз приходилось раби Хаиму участвовать в разрешении тяжёлых вопросов, но в последнее время из-за возрастающей слабости присутствовать на заседаниях суда он не мог (происходило это за год до его кончины).

И всё же рабаним решили пренебречь этим обстоятельством и уговорить раби Хаима помочь им.

Глава бейт-дина раби Мордехай-Лейб Рубин, сам спустился к дому раби чтобы попросить об этом. К его огорчению, раби Хаима не оказалось дома. Рабанит поведала, что незадолго до того ушёл он в талмуд-Тору «Эц Хаим», расположенную в одном из помещений всё той же синагоги «Хурбат раби Йегуда а-Хасид».

— Уф-ф, — тихо вздыхает запыхавшийся и немного уставшй раби Мордехай-Лейб — рав находился рядом с бейт-дином, а мне и невдомёк!

«Что же делает рав в талмуд-торе «Эц Хаим»? — теряется в догадках раби Мордехай Лейб, повторяя свой путь в обратном направлении. Он убыстряет свой шаг. И, смотрите, рав идёт нанстречу! Раби Мордехай-Лейб, будучи человеком без церемоний, не переводя дыхания спрашивает рава о причине внезапного посещения им талмуд-торы.

— Да ничего особенного, — отвечает раби Хаим, один из моих внуков должен через несколько дней принять на себя бремя заповедей, и я попросил меламеда выучить с мальчиком наизусть список всех 613 мицвот. Принято, добавляет рав, — к дню совершенолетия готовить учёную речь по Торе, но мне кажется, что если юноша, входя в возраст, обязывающий исполнять заповеди, будет знать их назубок- лучшей речи и желать не надо!

Тут настаёт удобный момент, чтобы обрисовать в общих чертах ситуацию с раби Шоломом-богатырём. Затем раби Мордехай-Лейб добавляет, что члены суда очень надеются, что уважаемый раби присоединится к заседанию бейт-дина. Рав немедленно соглашается. Он хорошо знает раби Шолома, бывшего постоянным его гостем по субботам и праздникам. Внуки рава рассказывали, в ночь пасхального седера честь первому задать традиционный вопрос «Ма ништана?» рав обычно предоставлял именно раби Шломо,

который делал это с особым одушевлением, и раби Хаим испытывал от этого огромное удовлетворение.

Раву не нужно было никакого свидетельства, чтобы поверить рассказу раби Шолома, он знал, что тот не допустит ни малейшего преувеличения.

При появлении раби Хаима в суде всё общество так и устремляется ему навстречу. Первое распоряжение послать помощника главы бейт-дина за родными покойного.

Семья, сгорая со стыда, вскоре является. Рав недолго советуется с членами суда и глава бейт дина раби Мордехай-Лейб, удостаивается чести зачитать приговор:

«Ваш отец совершил проступок, который исправить нелегко. Он пытался заглушить Голос нашей древней традиции, побуждающий евреев Йерушалаима к служению Создателю. В наказание за такой проступок, душа его переселилась в собаку, нарушающую ваш покой в час, когда другие люди отдыхают и восстанавливают силы для занятий Торой и для молитвы.

В соответствии с предписанием раби и с согласия членов бейт-дина, — продолжает глава суда свою речь, — мы устанавливаем вам следующий порядок искупления. В Иерушалаиме, с помощью Вс-вышнего, множество синагог, во многих из них изучают Тору по ночам. Это именно то, что ваш родственник желал искоренить. Мы постановляем, что после того, как вы попросите прощения у раби Шолома, то, начиная с сегодняшнего дня и далее, будете доставлять горячее питьё учащимся каждую ночь, а в зимнюю пору — также и дрова для обогрева. И этим да искупится проступок вашего отца».

Члены семьи умершего безропотно принимают на себя предписание суда и совершают для этого специальную церемонию.

И действительно, до самого последнего времени эта семья каждую ночь из года в год доставляла горячий чай и кофе в синагоги и дома учения евреям, погружённым в Тору. И в наши дни один из внуков бывшего «просвещенца» обеспечивает топливом в холодные зимние ночи синагоги Йерушалаима.

Соглашение написано, скреплено печатью, а глава бейт-дина обращается к раби Шолому:

— Тебе, раби Шолом, предписываем при встрече с этой переселённой душой передать от имени рава Йерушалаима и членов суда, что завершено её исправление и ты прощаешь её от всего сердца.

Раби Шолом немного приподнимает свою склонённую в смущении голову и кивает в знак согласия.

На следущий день раби Шолом опять выходит на свою обычную работу, минует злополучный дом, и пёс, тут как тут, встречает его. Раби Шолом припоминает слова рабы Мордехая-Лейба и, набрав в грудь побольше воздуха, с усилием говорит:

— От имени рава Йерушалаима гаона раби Йосефа-Хаима Зонненфельда и по поручению бейт-дина Святого города объявляю тебе, что душа твоя подверглась соответствующему исправлению, а я, в свою очередь, прощаю тебя от всего сердца!

В тот же момент пёс бесследно исчезает и с тех пор никогда больше не появляется.

Простосердечен был раби Шолом-богатырь. В тот же день не преминул подняться он в бейт-дин, чтобы известить мудрецов Йерушалаима об исправлении и возвращении на своё место переселённой души того, кем был он оскорблён.

(«Этот возвышенный город» Менахем Герлиц)