14 Кислева — Йорцайт Реувен бен Яаков 

Реувен (ראובן) — старший сын праотца Яакова и его жены Леи, один из родоначальников 12-ти колен Израильских.
Годы жизни Реувена: 2192—2317 гг. (1568-1443 гг. до н.э.).
Родился в Харане 14 кислева 2192 года (1568 до н.э.), когда его отцу Яакову было 84 года (Берешит 29:32; Ялкут Шимони 162).
Как указывают знатоки сокровенного учения, этот первенец Яакова явился новым воплощение души Гилгуль — реинкарнация Каина, первого сына Адама. (Седер адорот)

После его появления на свет его мать Лея произнесла: «Б-г увидел мою печаль (רָאָה בְּעָנְיִי), и теперь мой муж полюбит меня» — и поэтому ребенка назвали именем Реувен (רְאוּבֵן). (Берешит 29:32)
Это имя также запечатлело счастливый возглас Леи: «Посмотрите — сын (רְאוּ בֵּן — реу бен)! Б-г подарил мне сына!» (Пиркей дераби Элиэзер 36).
В этом, на первый взгляд, непроизвольном возгласе матери содержалось скрытое пророчество: «Посмотрите, мой сын не будет подобен сыну моего тестя (т.е. Эсаву), который по своей воле продал Яакову первородство, а затем возненавидел его за это! Но, когда в будущем Яаков лишит моего сына прав первенца, передав их Иосифу — сыну моей сестры Рахели, то Реувен не только не затаит зло на Иосифа, но и попытается выручить его из беды» (Брахот 7б, Раши).

Когда Реувену было 13 лет, семья возвратилась из Харана на родину Яакова, в страну Кнаан (Берешит 31:17-18).

Вскоре семья достигла Хеврона, и здесь пятнадцатилетний Реувен впервые увидел своего праведного деда Ицхака и учил у него Тору. (Шмот раба 1:1).
В тот же период Реувен и его братья часто уходили пасти стада на дальние пастбища — в том числе, и в район Шхема, где были обширные луга. В 2213 году (1547 г. до н.э.), во время одного из таких дальних переходов, Реувен принимал участие в вооруженном столкновении с войском семи кнаанских царей, которые попытались отомстить семье Яакова за гибель жителей Шхема, — это столкновение завершилось заключением мирного договора (Ялкут Шимони 133).
В 2214 году (1546 г. до н.э.) в Хевроне умерла его мать Лея. Она была похоронена в семейной усыпальнице — пещере Махпела (Седер адорот).

С Реувеном – первенцем Яакова от Леи связаны 3 ключевых момента:
— Он подарил маме дудаим;
— Он перенес ложе Яакова (лег) из шалаша Бильги,
— Не участвовал в продаже Йосефа, хотя Яаков отдавал предпочтение Йосефу и он был претендентом на первенство.
1) Дудаим
Дудаим (мандрогоры) — внешнее подобие корня этого растения похоже на человечка, интересно, что и гематрия слова דודאים равна выражению слова כאדם «ке-адам» (как человек) = 65. (Бааль а-Турим Берешит 30:14)
Зоар а-Кадош говорит: «если ты скажешь, что дудаим отворили чрево Рахель, то это не так, ведь написано: «И услышал ее Б-г и отворил ее чрево», то есть Ашем сделал её способной рожать. И хотя дудаим способствуют зачатию детей, они не смогут сделать так, чтобы бесплодная зачала, поскольку рождение зависит от мазаля. А дудаим могут помочь тем женщинам, у которых зачатию препятсвуют какие-то причины, но они не бесплодны, и, согласно мазалю, должны родить». (Зоар, Ваецэ 156б-157а)
Гематрия חטא עץ הדעת טוב ורע – «хет эц haдаат тов ве ра» – 
(Грех Древа познания Добра и зла) — та же самая, что и וַיִּמְצָא דוּדָאִים בַּשָּׂדֶה וַיָּבֵא אֹתָם אֶללֵאָה – «веимца дудаим бесадэ вейав отам эль Леа» — (нашел Дудаим в поле и он принес их Лее).
Обмен Леей дудаим – это Тикун (исправление) проступка Эсава, который продал свое право первенца.
Эсав сказал: «Вот я близок к смерти, для чего же мне первородство»? (Берешит 25:32). 
Он презрел свою будущую духовность ради физических удовольствий. 
Эсав просил הָאָדֹם הָאָדֹם הַזֶּה – «haадом, haадом hазе» — (это красное, красное). 
В слове אָדֹם – «адом» — есть все буквы слова דוּדָאִים – «дудаим» — דוּדָאים.
Две оставшиеся буквы — יַד – «йад» – (рука) — которой можно либо взять, либо дать. Отдавая дудаим Рахель, чтобы исполнить мицву, Леа исправила грех Эсава.
Рахель тоже была частью этого исправления, отказавшись от своего счастья ради своей сестры.
«И Рахель сказала Лее: дай мне дудаим сына твоего». Но та сказала ей: «мало тебе забрать мужа моего»?
Учил Раби Шимон бар Йохай: «Поскольку презрела праведника – не была погребена вместе с ним».
И об этом сказано: «За это ляжет он с тобой» — (не со мной почиет, а с тобой) – в пещере Махпела.
Раби Берехья сказал: «Раби Элазар сказал: эта потеряла, и та потеряла; Эта приобрела, и та приобрела. Лея потеряла дудаим, но приобрела колена (и первородство); Рахель приобрела дудаим, но потеряла колена (и первородство).
Раби Шмуэль бар Нахман сказал: «Лея потеряла дудаим, но приобрела колена и погребение (рядом с мужем); Рахель приобрела дудаим, но потеряла колена и погребение (рядом с мужем)».
Положившись на дудаим, как сгулу от бесплодия, Рахель в результате не родила и утратила ночь с Яаковом;
Лея же удостоилась двух сыновей – Иссахара и Звулуна за обмен дудаим на ночь с Яаковом.
Сказал Раби Леви: «Приди и посмотри, сколь прекрасно посредничество этих дудаим, ведь благодаря им восстали 2 колена в Израиле – Иссахара и Звулуна».
Сказано в «Шир а-Ширим» (7:14): «Дудаим издали запах» и этот аромат дудаим олицетворяет по сей день Иссахар и Звулун – где один учит Тору при поддержке другого.
Еще один секрет дудаим можно найти в самом слове дудаим, если разбить его на 2 слова:
דוּדָאִים — אם דָּוִיד – «им Давид» — означает «если Давид». 
Через сделку с дудаим были задуманы Давид и Машиах. 
Другой способ прочесть те же слова — אם דָּוִיד — это «эм Давид» — мать Давида. Через обмен дудаим на Яакова, Рахель стала духовной матерью Давида и Машиаха. 
По заслугам Рахели, Ашем соберет изгнанников и приведет искупление.
2) Лег на ложе отца в шалаше Бильги
По дороге в город Хеврон, 11 Хешвана 2207 года (1554 г. до н.э.), умерла при родах Рахель, вторая жена Яакова — и спустя некоторое время после этого Яаков переместил свою постель в шатер служанки Рахели, Билы. Уязвленный Реувен самовольно перенес постель отца в жилище своей матери Леи, сказав: «Если прежде сестра моей матери была ее соперницей, то неужели теперь ее соперницей будет служанка сестры?!» (Берешит 35:16-22).
Из Торы мы узнаем, что после смерти Рахели Яаков перенес свое ложе в шатер Бильги, потому что у нее находилась Шехина, а не в шатер своей старшей жены Леи. В «Зоаре» отмечается, что Реувен проявил крайнее неуважение к отцу и Б-гу, когда демонстративно лег на постель Бильги, стремясь защитить семейную честь своей матери Леи. Именно так надо понимать стих из раздела «Ваишлах»: «Пошел Реувен и лег с Бильгой, наложницей отца своего…» (35:22) – лег не с ней, а на ее постель. Зоар предполагает, что Ревен лег на кровать Бильги, по причине того, что он подумал, что Яаков хотел еще детей и видимо он и братья согрешили.
За этот проступок Яаков лишил Реувена права первородства, которое перешло к Иосифу — первенцу от Рахели (I Диврей аямим 5:1; Маарша, Бава батра 123а).
Когда семья вернулась в Хеврон — пятнадцатилетний Реувен впервые увидел своего праведного деда Ицхака. В течение нескольких последующих лет Реувен изучал основы Б-жественной мудрости под руководством отца и деда. (Шмот раба 1:1).

Когда братья решили убить Йосефа за его лашон ара, Реувенбыл единственный против: «Не делайте зла мальчику! Он еще слишком юн и не подлежит смертной казни! И, конечно, он не желал нашей смерти, как вам показалось» (Берешит 37:21, 42:22, Сфорно).
А когда другие братья стали настаивать на смертной казни, Реувен все же попытался спасти Иосифа, сказав: «Не будем его убивать! Не проливайте кровь! Бросьте его в яму в этой пустыне, но не налагайте на него руки!» (Берешит 37:22).
Братья поняли его так, будто и он согласен казнить Иосифа, но лишь предлагает такой способ казни, при котором на их руках не окажется крови брата (Пиркей дераби Элиэзер38). Однако, на самом деле, Реувен намеревался дождаться удобного момента и извлечь Иосифа из ямы и вернуть к отцу. (Берешит 37:22; Макот 10а)
Реувен боялся, что отец обвинит в гибели Иосифа именно его — как старшего из братьев, который мог и должен был остановить остальных. А, кроме того, отец мог заподозрить его в том, что он воспользовался сложившейся ситуацией, чтобы отомстить Иосифу за переданное тому право первенца. (Берешит раба 94:15)
Братья решили поместить его в глубокую яму: если он невиновен, то спасется, а если виновен, то погибнет в пустыне.
Как только Иосиф приблизился, они сорвали с него длинную полосатую рубашку, подаренную отцом, и сбросили его в яму (Берешит 37:23—24).
Когда братья сели за трапезу, Реувен отошел подальше и ждал удобного момента для освобождения Йосефа — он надеялся, что, если ему удастся спасти Иосифа, то и отец простит ему прежний грех. (Берешит раба 84:19).
Когда стемнело, Реувен вернулся к яме, но в яме никого не было. Он подумал, что Иосиф умер от страха или его ужалила ядовитая змея, — и братья извлекли его тело. Реувен в горе разорвал на себе одежды и, вернувшись, к братьям сказал: «В яме нет мальчика! Если Иосиф погиб, как я вернусь к отцу?!» (Берешит 37:29-30).
И тогда братья рассказали ему о том, как проходившие мимо купцы вытащили Иосифа из ямы и увели в рабство. «Что же вы наделали?! — с горечью спросил Реувен. — Ведь отец от горя сойдет в могилу!» В ответ братья сообщили, что они поклялись друг другу не открывать отцу правды о том, что на самом деле произошло, — и Реувен присоединился к их клятве. (Пиркей дераби Элиэзер 38)
На совместном совете они решили пропитать полосатую рубашку Иосифа кровью зарезанного козленка и отнести к отцу, сказав, что нашли рубашку в пустыне (Берешит 37:31-32).
Избавив брата от казни, Реувен исправил грех братоубийства, совершенный первым сыном Адама — Каином.

Благословение Яакова: «Реувен, мой первенец, моя крепость и начало моей силы, первый величием и первый мощью». Пусть Зхут Реувена бен Яаков хранит наш народ!