Шмират Эйнаим – сбережение глаз

Теилим 119:37

 – «hаавер эйнай меръот шав, бидрахеха хайени» – (Отврати мои глаза от суеты, на Твоем пути оживи меня).

«Кав а-Йошер» (глава 2) пишет, что Давид а-Мелех говорит в Теилим: הַעֲבַעֲר עֵינַי מֵרְאוֹת שָׁוְא«hаавер эйнай меръот шав, бидрахеха хайени» – (отврати мои глаза от суеты, на Твоем пути оживи меня).                                                    

Слово שָׁוְא по гематрии – שז, что является акронимом – שכבת זרע (пролитие семени).

Теперь можно прочесть пасук так:

«Отврати мои глаза от видения вещей, которые могут вызвать שכבת זרע».

Тур в первой части «Орах Хаим» упоминает этот пасук и говорит, что нужно постоянно молиться этими словами.

В главе Шлах есть пасук: וְלֹא-תָתוּרוּ אַחֲרֵי לְבַבְכֶם וְאַחֲרֵי עֵינֵיכֶם אֲשֶׁר-אַתֶּם זֹנִיֶם (и не высматривали вослед сердцу вашему и глазам вашим, за которыми вы блудно следуете). (Шлах 15:39)

Раши цитирует мидраш, в которой говорится, что «глаза видят, сердце желает, а тело грешит».

Учат Хазаль, что Йецер ара сильнее летом, хотя Шмират Эйнаим актуален в течение всего года. Возможно, именно поэтому главы Беаалотха и Шлах, где мы узнаем вышеупомянутые вещи, находятся в начале летних месяцев.

В главе Шелах (13, 20) говорится, что וְהַיָּמִים-יְמֵי בִּכּוּרֵי עֲנָבִים – «Пора же была порой первинок винограда».

Это относится ко времени, когда мераглим (разведчики) отправились с миссией разведать землю Израиля.

Рабейну Хида (зехуто яген алейну) говорит от имени Раби Шимшона из Острополя (зехуто яген алейну), что, если вы замените каждую букву из слова עֲנָבִים на букву, стоящую после неё в алфавите, то получится слово – סמאל (Самаэль). Хида объясняет, почему здесь не используется «йуд» в слове עֲנָבִים – буква «мем» здесь сильнее, чем обычно в месяцах Тамуз и Ав, так как эти месяцы – месяцы Эсава; вот почему произошел инцидент с мераглим. (Пней Довид)

Раши в пасуке: וְלֹא-תָתוּרוּ אַחֲרֵי לְבַבְכֶם וְאַחֲרֵי עֵינֵיכֶם – говорит, что глаза называются “мераглим”.

И это понятно, так как мы знаем, что Шмират Эйнаим труднее летом. Подобно тому, как сатан смог сбить с пути мераглим, так и он заставляет глаза грешить.

 Тана Раби Матья бен Хараш

Известна от Хазаль история, которая случилась с Таной Раби Матья бен Хараш, который всегда сидел в Бейт Мидраше и изучал Тору, и сияние его лица было похоже на сияние Солнца, а внешний вид его лица был похож на ангелов, потому что он никогда не поднимал глаза, чтобы посмотреть на женщин.

Однажды Ангел Б-га бросил взгляд на Цадика и подумал: «Неужели этот человек не грешит?»

Затем Ангел Б-га пошел и спросил Б-га: «Что вы думаете по поводу Раби Матья бен Хараш?» 

На что Б-г ответил: «Он совершенный Цадик».

Тогда Ангел Б-га сказал: «Дайте мне разрешение подвергнуть его испытанию». 

Б-г сказал Ангелу: «Иди».

Ангел Б-га явился к Раби в облике красивой женщины, с красотой которой никто не мог сравниться в мире. Когда Цадик увидел ее, он тут же отвернулся от женщины. Затем женщина быстро переместилась в ту сторону, куда повернулся Раби Матья, и тот опять отвернулся от неё.

Подумал Цадик тогда: «Боюсь, что мой Йецер hа-ра (злая наклонность) одолеет меня и заставит меня согрешить».

Что сделал Цадик? Он позвал ученика, который был там с ним, и приказал ему принести раскаленные гвозди. Ученик принес ему гвозди, и Цадик ослепил ими свои глаза. Когда Ангел Б-га увидел это, он задрожал и пал.

В то время Святой, Благословен Он, позвал ангела Рафаэля (ибо он отвечает за исцеление) и сказал ему: «Иди и исцели рабби Матья Бен Хараша».

Ангел Рафаэль подошел к Раби и встал перед ним, но тот спросил: «Кто ты?» и ангел ответил: «Я Рафаэль, ангел, меня послал Г-сподь, чтобы исцелить твои глаза».

Раби Матья ответил: «Оставь меня в покое, что уже сделано, то пусть и будет». Рафаэль вернулся перед Святым, Благословен Он, и сказал: «Господин Мира, так ответил Матья». Сказал ему Г-сподь: «Вернись к нему и скажи, что Я лично гарантирую, что Йецер hа-ра не будет иметь над ним силы».

Сразу же Рафаэль пошел и вылечил Раби Матья.

Отсюда наши мудрецы учат: «Каждый, кто осторожен, чтобы не смотреть на женщин, у Йецер hа-ра нет над ним власти».

Учит Ари hа-Кадош, что рабы Матья бен Хараш – это реинкарнация человека по имени Палти бен Лаиш, которому царь Шауль отдал свою дочь Михаль, жену царя Давида, поскольку Шауль по ошибке считал, что их свадьба была недействительна, и его дочь – не замужняя. Тот же вонзил меч в кровать между ними, и не прикасался к ней. Но, тем не менее, он не должен был держать ее у себя и должен был сказать царю Шаулю, что не хочет на ней жениться (из-за ее сомнительного положения).

Несмотря на то, что царь Шауль был мудрецом Торы, и Палти Лаиш обязан был относиться к нему с уважением, сказано: «В случае, когда речь идет об осквернении Имени Вс-вышнего, не оказывают уважение равину». Кроме того, хотя Палти не прикоснулся к Михаль, тем не менее, он так или иначе получил удовольствие от взгляда на то, что ему не принадлежало, ведь она сидела и лежала рядом с ним. Поэтому в следующей жизни он хотел это исправить и перевоплотился в Раби Матью бен Хараш.

И когда Сатана хотел его соблазнить, он удержался, и не пожелал даже смотреть на эту красавицу. И оба они – раби Матья бен Хараш и Палти бен Лаиш, были искрой души праведного Йосефа, сына праотца Яакова.

(«Аават Хаим» на Шмот, Рав Ицхак Гинзбург “Тело, разум и душа”)

 

This article was published on: 03/07/19 7:50 ДП

Добавить комментарий