Хлебное приношение 

Я веду религиозный образ жизни в течение 18 лет. Три месяца назад недалеко от нашего дома одна женщина начала читать лекции, посвященные мицве халы. В Торе Творец повелевает, чтобы по прибытии в Эрец Исраэль мы испекли хлеб и отделили от приготовленного теста небольшой кусок. Это — одна из трех заповедей, которые исполняют именно женщины.

Я далека от житейских премудростей и никогда не утруждала себя выпечкой хлеба. Но мне нравилось наблюдать, как это делает наш пекарь.

Иногда мы с мужем вместе пекли хлеб на субботу — он говорит, что, замешивая тесто, тренирует пальцы. А я всего лишь произношу благословение и отделяю халу. Но пойти на десятинедельные курсы, посвященные одной-единственной заповеди?.. Это — не по мне.

Когда подруга спросила меня, почему я не пошла на эти курсы, я беззаботно ответила, что моя стихия — воздух, и у меня нет склонностей к чисто земному ремеслу.

Подруга не поверила своим ушам. «Ты что, не знаешь, что благословение материального изобилия снисходит в этот мир именно через исполнение мицвы халы? Кроме того, заповедь эта имеет 14 целительных свойств».

Я сдалась, пытаясь угадать, что в течение десяти недель можно рассказывать об одной мицве.

«По масштабности мицва халы — воистину космическая», — объявила наша преподавательница на первом же уроке. И, по мере того, как изо дня в день она открывала нам все новые и новые аспекты заповеди, моя челюсть опускалась все ниже и ниже.

Однажды она сказала, что на следующей неделе к нам придет раввин и поведает нам о конкретных требованиях, которые еврейский закон предъявляет к выполнению этой заповеди. Его лекция займет два часа.

Два часа? Я не могла представить себе, чем он собирается заполнить все это время. И, естественно, уже знала, как именно надо выполнять эту мицву. Тем не менее, все равно пошла на занятие. И обнаружила, что раньше делала хлебное приношение неправильно.

После этого преподавательница предупредила, что на следующей неделе будет показывать, как именно нужно готовить халу. Я отправилась на занятие, абсолютно уверенная в том, что зря потрачу время, ибо мой муж знал рецепт самой лучшей в мире халы из цельной пшеницы.

Демонстрация, организованная нашей преподавательницей, изменила мою жизнь.

Теперь раз в месяц я совершаю хлебное приношение, которое становится кульминацией моего духовного труда. Я начинаю с того, что отключаю телефон и запрещаю кому-либо появляться на кухне до тех пор, пока не закончу. Выполнение этой мицвы требует абсолютной концентрации внимания.

Затем я откладываю деньги на благотворительные цели для того, чтобы все мои молитвы были благосклонно приняты. После этого я зачитываю главу из Псалмов, которая помогает мне открыть Врата Небес.

Просеивая муку, я пою, потому что именно радость — ключ к успеху всякого духовного подвига. Каждый ингредиент я добавляю абсолютно сознательно: сахар — для сладости, которую мне хотелось бы испытывать в своей семейной жизни; дрожжи — для того, чтобы каждый член моей семьи рос и набирался мудрости; воду — как символ Торы. Отмеряя необходимое количество соли, символизирующей упрек, я наполняю две чайные ложки, после чего отсыпаю немного обратно в солонку, так как мы всегда должны упрекать других меньше, чем, на наш взгляд, следовало бы. Медленно добавляя масло, я «совершаю обряд помазания» каждого члена семьи, называя его по имени, и молясь, чтобы Всевышний дал им то, в чем они нуждаются.

Размешивание теста — время для молитвы. Мы делаем это вместе с дочерью. И пока одна из нас месит, другая думает о тех людях, за кого мы хотим помолиться. Поименно. За одиноких друзей, желая им найти пару; за бездетных родственников, желая им познать радость материнства и отцовства; за больных и жертв террора, прося для них скорейшего выздоровления; за нуждающихся знакомых, прося для них финансового благополучия. Дочь просит меня упомянуть пропавших без вести израильских солдат. И мы все месим и месим тесто. И — молимся. С такой сосредоточенностью и силой, что воздух в кухне буквально потрескивает от духовного напряжения.

Теперь тесто готово к отделению халы. Однако духовная работа над правильным исполнением мицвы еще не окончена. Читая молитву с ламинированного листка, подготовленного и распространяемого двумя моими сестрами-израильтянками, я горячо молюсь о том, чтобы исполнение этой мицвы помогло исправить ошибку первой женщины на Земле, Хавы. Она принесла в мир смерть, а я принесу жизнь, аннулируя смерть и стирая слезы с каждого лица.

Теперь я готова исполнить мицву. Я отделяю маленький кусок теста, произношу благословение, обеими руками поднимаю его над головой и говорю: «Это — хала!».

Мои руки дрожат от силы испытываемых мною чувств. Не опуская их, я произношу еще два благословения: в одном прошу, чтобы эта хала была принята так, как будто я совершила приношение в Храме, которое смоет с меня все мои проступки и поможет мне родиться заново, в другом — об окончательном спасении всего мира.

Исполнение этой единственной мицвы занимает у меня больше часа. Я испытываю такой душевный подъем, которого мне в прошлом удавалось достичь лишь после многих часов медитации.

В течение целых семнадцати лет я нерегулярно (и неправильно) исполняла эту заповедь, не имея ни малейшего представления о ее глубине и духовном потенциале. Я произносила благословение, отделяла кусочек теста — не испытывая при этом ровным счетом ничего. Хала не приближала меня к Творцу — разве что на самом примитивном уровне.

Проблема заключалась не в мицве. И не в нашей традиции. Проблема была во мне самой.

Заповеди представляют собой беспрецедентное пиршество духа. Большинство евреев имеют весьма смутное представление о тех яствах, которые нам дано отведать на этом пиршестве. Гурманы прекрасно знают разницу между едой и угощением. Угощение занимает немало времени, и для того, чтобы насладиться каждым блюдом, необходимо сосредоточиться на всех нюансах его вкуса. Гурман, обедающий в первоклассном ресторане, никогда не станет жаловаться на то, что ему приходится ждать, пока на кухне готовят заказанные блюда. А то, насколько быстро и плотно ему удалось набить желудок, не будет играть никакой роли при оценке качества и изысканности еды.

Иудаизм — не религия «быстрого обслуживания». Для того, чтобы соединиться с Всевышним посредством исполнения заповедей, нужно время, постоянное пополнение собственной копилки знаний и готовность идти все дальше и дальше.

Моя дорогая сестра Лора, я предлагаю тебе попробовать еще раз. Творец так сильно любит тебя, что даровал тебе Свои заповеди, каждая из которых — сияющий путь Его любви.

Пожалуйста, сестра Лора, приезжай в Иерусалим и испеки со мной халу…

(Рабанит Сара Йохевед Риглер — http://www.evrey.com/sitep/psychology/arkhiv.php3?menu=300)