Сайт посвящается

Ле Илуй Нишмат
Артур-Давид бен Аарон-Андижан

Теилим на сегодня - 15 Адара I: главы 77-78

Статья: Седер Ханукат а-Байт по сефер «Торат а-Шламим» Рабейну Хида

Ханукат а-Байт – это еврейское новоселье, о важности которого мы учим из Теилим (30:1): «Мизмор шир ханукат а-байт лэ-Давид» — (Псалом, песнь Давида при освящении Дома), в котором Давид а-Мелех говорит об освящении Храма и это учит нас тому, что еврейский дом – это маленький Храм, который мы должны содержать также в святости.

По еврейской традиции в этот день прикрепляются мезузы, поэтому хорошо предварительно изучить законы мезузы.
Хорошо заранее приобрести и Купат Цдака, а также наполнить дом Святыми еврейскими Книгами.

Учат Мудрецы, что самый хороший период для заселения нового жилища – это время между Песахом и Шаувот, а день заселения – Вторник (не желательно заселяться в новом месте в Понедельник, Среду и Субботу).

Проводить Ханукат а-Байт нужно в узком кругу близких, но обязателен миньян.

Ханукат а-Байт проводят, как в своём собственном жилище, так и в съёмном.

 

Седер Ханукат а-Байт

Человеку следует встать у входа в дом и произнести следующие стихи Торы:
 
«Барух ата бэвоэха» (Благословен ты при входе твоем). (Дварим 28:6)
 
«Вайhи Ад-най эт Йосеф вайhи иш мацлиах»(И был Г-сподь с Йосефом, и был он человеком, которому сопутствовала удача). (Берешит 39:2)
 
«Вайhи Давид лэхоль драхав маскиль, ва-Адонай имо». (И преуспевал Давид во всех делах своих, и Г-сподь был с ним). (Шмуэль1,18:14)
 
«Виhи ноам Адонай Элоhэйну алэйну, умаасэ ядэйну конэна алэйну, умаасэ ядэйну конэнэhу». И да пребудет милость [твоя], Г-сподь Б-г наш, с нами, и дело рук наших утверди для нас, и дело рук наших утверди. (Теилим 90:17)
 
Анна Бе-Коах
 
1. Ана Бе-коах Гдулат Йеминха Татир Црура 
(אב׳׳ג ית׳׳ץ)
2. Кабель Ринат Амха, Сагвейну Таарейну, Нора 
(קר׳׳ע שט׳׳ן)
3. На Гибор Доршей Йихудха Кевават Шомрем 
(נג׳׳ד יכ׳׳ש)
4. Бархем Таарем Рахамей Цидкатха Тамид Гомлем 
(בט׳׳ר צת׳׳ג)
5. Хасин Кадош Беров Тувха Наэль Адатеха 
(חק׳׳ב טנ׳׳ע)
6. Яхид, Геэ, Леамха Пнэ, Зохрей Кдушатеха 
(יג׳׳ל פז׳׳ק)
7. Шавъатейну Кабель Ушма Цаакатейну Йодеа Таалумот

(שק׳׳ו צי׳׳ת)

(Барух Шем Квод Мальхуто Леолам Ваэд). [шепотом]

Перевод
О [Б-же] мощью величия десницы Твоей освободи узников.
Прими радостную молитву народа Твоего, возвысь и очисти нас, грозный [Владыка].
О Всемогущий! Храни, как зеницу ока, провозглашающих единство Твое.
Благослови их, очисти их, постоянно даруй им Твое сострадание, исполненное милосердия. Непоколебимый, Священный, по великой доброте Твоей направляй Твой народ.
Единственный, Вс-вышний, обратись к народу своему, помнящему о святости Твоей.
Прими мольбу нашу и внемли нашим взываниям, Ты, перед которым открыто тайное.
Благословенно Имя исполненного величия царства Его во веки веков.

– «Вэhинэ анахну мэалмим алумим бэтох hасадэ вэhинэ кама алумати вэгам ницава, вэhинэ тэсубэна алумотэйхэм вэтиштахавэна лаалумати»(И вот мы вяжем снопы среди поля; и вот, поднялся мой сноп и стал прямо; и вот, кругом стали ваши снопы и поклонились моему снопу). (Берешит 37:7)

«Йеhи рацон мильфанэха, Ад-най Элоhэйну вэ-Элоhэй авотэйну, Мэлэх рахум вэханун, шэтитмалэ рахамим алэйну, увэров рахамэха увизхут шэмот hакдошим hайоцъим мипсуким элу, тацлихэну лану улэхоль заръэну бэвайт зэ бихлаль увифрат, вэниhъе кулану муцлахим умэворахим Баколь Миколь Коль, вэтацилэну мэаин hара, умиколь хэт, умиколь холи, умиколь цара, вэиhъю батэйну бэхоль маком батим мэлэим коль тув, муцлахим умэворахим лану улэзаръэну, амэн нэцах сэла ваэд!
Иеhи хасдэха Ад-най алэйну, каашэр ихальну лах».

Перевод
Да будет Воля Твоя, Г-сподь, Б-г наш и Б-г отцов наших, Владыка сострадательный и Милостивый, проявить к нам милосердие, и по Своей великой милости, а также в заслугу священных Имен, упомянутых в этих стихах Торы, ниспослать нам и всем потомкам нашим в этом доме удачу в целом и в частности.
И да сопутствуют всем нам удача и благословение во всем, от всего и всецело. И убереги нас от злого глаза, и от всякого греха, и от всякой болезни, и от всякого несчастья. И да будут дома наши повсюду домами, полными всяческих благ, удачи и благословения, для нас и для потомков наших. Амен, да будет так вовеки! Да будет милость Твоя, Господи, над нами, как уповаем мы на Тебя. (Теилим 33:22)
 
«hаръэну Ад-най хасдэха, вэйешъаха титэн лану.
Ваани бэхасдэха ватахти, ягэль либи бишуатэха, ашира ла-Ад-най, ки гамаль алай.
hинэ эль йешуати, эвтах вэло эфхад, ки ози вэзимрат яh Ад-най вэйhи ли лишуа».
 
Яви нам, Г-споди милость Твою и помощь Твою дай нам. (Теилим 85:8)
А я на милость Твою полагаюсь, возрадуется сердце мое спасению Твоему. Воспою я Г-споду, ибо Он сделал мне благо. (Теилим 13,6)
Вот, Бог – спасение мое: Я уповаю и не страшусь, ибо сила моя и песнь моя – Г-сподь Б-г, и Он был мне во спасение. (Йешая 12:2)
 
[Человеку следует дать хорошую Цдаку и помолиться, чтобы его дому сопутствовала удача во всем].

 

Разделы Торы, изучаемые в честь Ханукат а-Байт
 
Трактат Брахот (Благословеия) состоит из 9 глав,

Трактат Йом Тов (Праздник) – из 5 глав,

Трактат Тамид (Постоянное [жертвоприношение]) – из 7 глав.
Таким образом общее количество изучаемых глав [Мишны] равно 21, что соответствует гематрии Имени Вс-вышнего אהי׳׳ה – означающего «Я буду».
Эти 3 трактата выбраны, потому что начальные буквы названий этих трёх трактатов – ב. י. ת. – составляют слово «байт» (дом).

Трактат Брахот

 Глава 1

 Мишна 1

1. Мээйматай корин эт Шма бэарвит? Мишаа шэhакоhаним нихнасим лээхоль битруматан, ад соф hаашмура hаришона, диврэй Рабби Элиэзэр. Вахахамим омрим, ад хацот.

Когда начинается время произнесения Шма вечером? С того же часа, когда коhэны [которые были нечистыми, окунувшись в микву] идут есть труму [после захода солнца]. И [оно продолжается] до конца первой стражи (первой трети ночи). Таково мнение Рабби Элиэзера. [Остальные] мудрецы считают [что это время подолжается] до полуночи.

Рабан Гамлиэль омэр, ад шэяалэ амуд hашахар. Маасэ шэбау банав мибэйт hамиштэ, амру ло, ло карину эт Шма. Амар лаhэм, им ло ала амуд hашахар, хаявин атэм ликрот. Вэло зо билвад, эла коль ма шеамру хахамим ад хацот, мицватан ад шэяалэ амуд hашахар. Вэхоль hанээхалин лэйом эхад, мицватан ад шэяалэ амуд hашахар. Им кэн, лама амру Хахамим ад хацот, кдэй лэhархик эт hаадам мин hаавэра.

А Рабан Гамлиэль считает [что это время продолжается] до рассвета. Однажды его сыновья пришли после пира и сказали ему: «Мы еще не прочитали [вечернее] Шма». Он сказал им: если еще не начало светать, вы обязаны прочитать. И более того – все те [предписания], о которых мудрецы сказали [что их следует выполнить] до полуночи, [изначально были] заповеданы до наступления рассвета. Сожжение [на жертвеннике] тука и внутренних органов [жертвенных животных] заповедано [быть выполненным] до наступления рассвета. И все [виды жертв, которые] следует съесть в тот же день, заповеданы [быть съеденными] до наступления рассвета. Если так, то почему же мудрецы сказали [что все эти и тому подобные заповеди следует выполнять] до полуночи? Для того, чтобы отдалить человека от [опасности совершения] греха.

Мишна 2

2. Мээйматай корин эт Шма бэшахарит? Мишэякир бэйн тхэлэт лэлаван.

Рабби Элиэзэр омэр, бэйн тхэлэт лэхарти. Вэгомра ад hанэц hахама.

Рабби Йеhошуа омэр, ад шалош шаот, шэкэн дэрэх бнэй мэлахим лаамод бэшалош шаот.

hакорэ микан вээйлах ло hифсид, кэадам hакорэ батора.

Когда начинается время произнесения Шма утром?

С того момента, когда можно отличить голубой цвет [в кистях цицит] от белого.

Рабби Элиэзер считает – голубой цвет от зеленоватого.

И заканчивается это время с восходом солнца.

Рабби Иеhошуа считает [что это время продолжается] до трех часов (имеется ввиду в рамках временных часов, каждый из которых представляет собой 1/12 часть дневного или ночного времени суток), поскольку у царских сыновей принято вставать в три часа.

А тот, кто читает [Шма] после этого, получает награду как человек, читающий Тору [но не как исполняющий заповедь чтения Шма в установленное Торой время].

Мишна 3

3. Бэйт Шамай омрим, баэрэв коль адам яту вэикрэу, увабокэр яамду, шэнээмар, увэшохбэха увэкумэха. Увэйт hилэль омрим, коль адам корэ кэдарко, шэнээмар увэлэхтэха вадэрэх. Им кэн, лама нээмар увэшохбэха увэкумэха?

Бэшаа шэбнэй адам шохвим, увэшаа шэбнэй адам омдим. Амар Рабби Тарфон, ани hаити ва вадэрэх, вэhитэти ликрот, кэдиврэй бэйт Шамай, вэсиканти бэацми мипнэй hалистим.

Амру ло, кдай hаита лахов бэацмэха, шеаварта аль диврэй бейт hилэль.

Мудрецы школы Шаммая считают, что вечером человеку следует читать Шма лежа, а утром стоя, как сказано: «… ложась и вставая». (Дварим 6:7)

А мудрецы школы hиллеля считают, что каждый может читать Шма в той позе, в которой он находится [и которая ему удобна], как сказано: «… идя дорогой своей». Если так, то для чего же [по мнению мудрецов школы hиллеля в Торе также] сказано «ложась и вставая»?

[Это сказано для того, чтобы сообщить, что Шма следует читать] в то время, когда люди ложатся и в то время, когда люди встают. Сказал Рабби Тарфон: я шел по дороге и лег, чтобы прочитать [вечернее Шма] в соответствии со мнением школы Шаммая, и [тем самым] подверг себя опасности [из-за возможности нападения] разбойников.

Сказали ему [другие мудрецы]: ты заслужил наказание за то, что пренебрег мнением школы hиллеля.

Мишна 4

4. Башахар мэварэх штаим лэфанэhа вэахат лэахарэhа, уваэрэв штаим лэфанэhа уштаим лэахарэhа, ахат арука вэахат кцара. Маком шэамру лэhаарих, эйно рашай лэкацэр. Лэкацэр, эйно рашай лэhаарих. Лахтом, эйно рашай шэло лахтом. Вэшэло лахтом эйно рашай лахтом.

Утром [читая Шма] следует произнести 2 [установленных мудрецами] благословения перед ним и 1 после него, а вечером – 2 благословения перед ним и 2 после него.

Одно [из этих благословений] является длинным, а одно коротким. Те [благословения, которые мудрецы] установили, как длинные, нельзя сокращать, а те [благословения, которые мудрецы] установили, как короткие нельзя удлинять. Там, где [мудрецами в конце благословения] установлено заключение, нельзя его опускать, а там, где заключение не установлено, нельзя его добавлять.

Мишна 5

5. Мазкирин йециат Мицраим балэйлот. Амар Рабби Эльазар бэн Азария, hарэй ани кэвэн шивъим шана, вэло захити шэтэамэр йециат Мицраим балэйлот, ад шэдраша бэн Зома, шэнээмар лэмаан тизкор эт йом цэтха мээрэц Мицраим коль йемэй хайеха. Иемэй хайеха – hайамим. Коль йемэй хайеха – hалэйлот. Вахахамим омрим, йемэй хайеха – hаолам hазэ. Коль йемэй хайеха – лэhави лимот hа-Машиах.

Упоминают об исходе из Египта [не только каждый день, но и каждую] ночь. Сказал  Рабби Эльазар Бен-Азарья: Я подобен семидесятилетнему [стар

цу], но так и не удостоился понять [откуда учится, что] об исходе из Египта следует упоминать по ночам, покуда Бен-Зома не вывел это из того, что сказано: «Чтобы помнил ты день исхода твоего из земли Египетской во все дни жизни твоей» – и из этих слов Бен-Зома делает такой вывод: если бы было сказано просто «дни жизни твоей» – это означало бы, что об исходе из Египта следует вспоминать днем, а из того, что сказано «все дни жизни твоей» – следует, что вспоминать об исходе нужно также и по ночам.

А [другие] мудрецы [которые не согласны с этим утверждением Рабби Эльазара Бен Азарьи] говорят [толкуя эти слова] так: [если бы было сказано просто] «дни жизни твоей», [это означало бы, что об исходе из Египта следует помнить лишь] в этом мире.

А из того, что сказано «все дни жизни твоей» [следует, что вспоминать об исходе из Египта будут также] после прихода Машиаха [и наступления грядущего мира].

Трактат Брахот

Глава 2
 
Мишна 1
 
1. hая корэ ба-Тора, вэhигиа зман hамикра, им кивэн либо – яца, вэим лав – ло яца.
Бапраким шоэль мипнэй hакавод умэшив, уваэмца шоэль мипнэй hаиръа умэшив, диврэй Рабби Мэир. Рабби Иеhуда омэр, баэмца шоэль мипнэй hаиръа, умэшив мипнэй hакавод, бапраким шоэль мипнэй hакавод, умэшив шалом лэхоль адам.
 
Если тот, кто читал в Торе [главу «Шма Исраэль»] тогда, когда наступило время произнесения [Шма], имел намерение [выполнить тем самым чтения Шма], он считается выполнившим эту заповедь, а если нет, то не считается.
В промежутках [человек, читающий Шма] приветствует из уважения и отвечает [на приветствия других], а посредине приветствует из страха и отвечает – таково мнение Рабби Меира. Рабби Йеhуда говорит: посредине [читающий Шма] приветствует из страха и отвечает [на приветствия] из уважения, а в промежутках – приветствует из уважения и отвечает всякому человеку.
 
 Мишна 2
 
2. Элу hэн бэйн hапраким: бэйн браха ришона лишния, бэйн шния лишма, увэйн шма ливэhая им шамоа, бэйн вэhая им шамоа лэвайомэр, бэйн вайомэр лээмэт вэяцив. Рабби Иеhуда омэр, бэйн вайомэр лээмэт вэяцив ло яфсик. Амар Рабби Йеhошуа бэн Корха, лама кадма шма ливэhая им шамоа, эла кдэй шэйекабэль алав ол малхут шамаим тхила, вэахар ках йекабэль алав ол мицвот. Вэhая им шамоа ливайомэр, шэвэhая им шамоа ноhэг байом увалайла, вайомэр эйно ноhэг эла байом билвад.
 
«В промежутках» означает между первым и вторым  благословениями и [первой частью Шма, начинающейся словами] «Слушай Израиль…», между [первой частью] Шма и [ее второй частью, начинающейся словами] «И будет, если послушаетесь…», между «И будет, если послушаетесь…» и [третьей частью Шма, начинающейся словами] «И сказал…», между «И сказал…» и [благословением, установленным мудрецами после Шма, которое в Шма, читаемом утром, начинается словами] «Истинно и несомненно…». Рабби Иеhуда говорит: между «И сказал…» и «Истинно и несомненно…» прерываться не следует.
Сказал Рабби Йеhошуа Бен-Корха: почему [глава, начинающаяся словами] «Слушай, Израиль…»  предваряет [во время чтения Шма] главу, начинающуюся словами: «И будет, если послушаетесь…»? Для того, чтобы [человек, читающий Шма] вначале принял на себя бремя Царства Небес, а уже затем принял на себя бремя заповедей.
А «И будет, если послушаетесь…» предваряет [главу, начинающуюся словами] «И сказал…» потому, что [глава] «И будет, если послушаетесь…» актуальна, как днем, так и ночью, тогда как [глава] «И сказал…» актуальна только днем.
 
 Мишна 3
 
3. hакорэ эт шма вэло hишмиа лэозно, яца. Рабби Йоси омэр, ло яца. Кара вэло дикдэк бэотийотэhа, Раби Йоси омэр яца, раби Иеhуда омэр ло яца. hакорэ лэмафрэа, ло яца. Кара вэтаа, яхзор лимком шэтаа.
 
Тот, кто прочитал Шма [шепотом] таким образом, что он сам не услышал [собственного чтения] считается выполнившим [заповедь чтения Шма]. Рабби Йосе говорит: [в таком случае человек] выполнившим заповедь не считается.
Тот, кто прочитал [Шма], произнося буквы невнятно по мнению Рабби Йосе считается выполнившим заповедь, а по мнению Рабби Йеhуды не считается.
Тот, кто прочитал [Шма], произнося [стихи и главы Шма] в обратном порядке, не считается выполнившим заповедь. Тот, кто читал [Шма] и ошибся [пропустив слово или один из стихов], должен вернуться к месту ошибки.
 
Мишна 4
 
4. hауманин корин бэрош hаилан о бэрош hанидбах, ма шээйнан рашаин лаасот кэн батфила.
 
Работники могут читать [Шма прямо] на вершине дерева или на вершине кладки строящейся стены [стоя на строительных лесах]. Но молиться там они права не имеют.
 
Мишна 5
 
5. Хатан патур ми-Криат Шма балайла hаришон ад моцэй Шабат, им ло аса маасэ.
Маасэ бэ-Раббан Гамлиэль шэкара балайла hаришон шэнаса. Амру ло талмидав, ло лимадтану Рабэну, шэхатан патур миКриат Шма балайла hаришон?
Амар лаhэм, эйни шомэа лахэм лэватэль мимэни Малхут Шамаим афилу шаа ахат.
 
Жених свободен от обязанности читать Шма в первую ночь [после свадьбы и вплоть) до исхода субботы, если он [в течение этого времени] не совершил акта.
Произошло так, что Раббан Гамлиэль прочитал Шма в первую ночь после свадьбы. Сказали ему его ученики: учитель, разве ты [сам] не учил нас, что жених свободен от обязанности читать Шма в первую ночь? Сказал он им [в ответ]: я не послушаю вас и не лишу себя [заключенного в Шма осознания] Царства Небес [власти Вс-вышнего] даже на один час.
 
Мишна 6
 
6. Рахац балайла hаришон шэмэта ишто. Амру ло талмидав, ло лимадтану рабэну, шэавэль асур лирхоц? Амар лаhэм, эйни кишъар коль адам, истэнис ани.
 
[Кроме того, Раббан Гамлиэль] мылся в первую ночь после того, как умерла его жена. Сказали ему его ученики: учитель, разве ты [сам] не учил нас, что пребывающему в трауре запрещено мыться? Сказал он им: [в этом отношении] я не таков, как большинство людей, поскольку я очень чувствителен.
 
Мишна 7
 
7. Ухшэмэт Тави авдо, кибэль алав танхумин. Амру ло талмидав, ло лимадтану Рабэну, шээйн мэкаблин танхумин аль hаавадим? Амар лаhэм, эйн Тави авди кишъар коль hаавадим, кашэр hая.
 
А когда умер его [Раббана Гамлиэля] раб Тави, он принял соболезнования [по нему]. Сказали ему его ученики: учитель, разве ты [сам] не учил нас, что по рабам соболезнования не принимают? Сказал он им [в ответ]: мой раб Тав не был таким, как другие рабы – он был праведным.
 
Мишна 8
 
Хатан, им раца ликрот Криат Шма лайла hаришон, корэ. Рабан Шимъон бэн Гамлиэль омэр, ло коль hароцэ литоль эт hашэм итоль.
 
Если жених хочет читать Шма в первую ночь [после свадьбы], он имеет на это право [хоть на нем и не лежит эта обязанность]. Раббан Шимон Бен-Гамлиэль говорит: не каждому, кто хочет удостоиться имени [столь благочестивого человека] это дано.

Трактат Брахот

Глава 3
 
Мишна 1

1. Ми шэмэто муталь лэфанав, патур ми-Криат Шма, умин hа-Тфила умин hа-Тфилин. Носъэй hамита вэхилуфейhэн вэхилуфэй хилуфэйhэн, эт шелифнэй hамита вээт шэлэахар hамита, эт шэламита цорэх баhэн – птурин, вээт шээйн ламита цорэх баhэн – хаявин. Элу ваэлу птурин мин hатфила.
 
Тот, перед которым лежит [еще не погребенный] умерший [близкий родственник, по которому он обязан соблюдать траур], освобожден от чтения Шма, молитвы и тфиллина.
Те, кто несут похоронные носилки, а также те, кто их сменяет, и те, кто сменяет сменяющих, находятся ли они перед носилками или за носилками – те, в ком есть необходимость для [того, чтобы нести] носилки, свободны [от чтения Шма], а те, в ком нет необходимости для [того, чтобы нести] носилки, обязаны [читать Шма].
 
 Мишна 2
 
2. Кавру эт hамэт вэхазру, им ехолин лэhатхиль вэлигмор ад шэло ягиу лашура, ятхилу. Вэим лав, ло ятхилу. hаомдим башура, hапнимим птурин, вэhахицоним хаявин.
 
После того, как похоронившие покойника возвращаются, если они могут начать и закончить
[чтение первой главы Шма] до того, как подойдут к [первому] ряду [утешающих], им следует начать [читать Шма], а если нет, то начинать не следует. Те же, кто стоят в ряду [утешающих], если они стоят внутри, свободны [от чтения Шма], а если они стоят снаружи, обязаны [читать Шма].
 
Мишна 3

3. Нашим ваавадим уктаним птурин микриат шма умин hатфилин, вэхаявин батфила увамэзуза увэвиркат hамазон.
 
Женщины, рабы и [малолетние] дети свободны от [исполнения заповедей] Шма и тфиллина, но обязаны [исполнять заповеди] молитвы, мезузы и произнесения благословения после еды.
 
 Мишна 4
 
4. Бааль кэри мэhарhэр бэлибо вээйно мэварэх, ло лэфанэhа вэло лэахарэhа. Вэаль hамазон мэварэх лэахарав, вээйно мэварэх лэфанав. Рабби Иеhуда омэр, мэварэх лифнэйhэм  улэахарэйhэм.
 
Человек, ставший нечистым вследствие семяизвержения должен произнести [слова Шма] про себя, но не произносить благословений [установленных мудрецами] ни перед, ни после Шма.
А на еду ему следует произнести [лишь] благословение после нее, но не до нее. Рабби Иеhуда говорит: [такой человек тоже] произносит благословение, как до них [чтения Шма и еды], так и после них.
 
 Мишна 5

5. hайа омэд батфила вэнизкар шэhу бааль кэри ло яфсик эла екацэр. Ярад литболь им яхоль лаалот вэлэhиткасот вэликрот ад шэло танэц hахама, яалэ вэиткасэ вэикра. Вэим лав, иткасэ бамаим вэикра. Аваль ло иткасэ, ло бамаим hараим вэло бэмэй hамишра, ад шэятиль лэтохан маим. Вэкама ярхик мэhэм умин hацоа? Арба амот.
 
Если человек, стоя во время молитвы [«18 благословений»], вспомнил о том, что он нечист вследствие семяизвержения, ему следует не прерывать [молитву], а сократить [каждое из ее благословений]. Если [бывший нечистым] пошел утром окунуться в [микву или естественный водоем], то в случае, когда он может [успеть] выйти [из воды], одеться и прочитать Шма до восхода солнца, ему следует выйти, одеться и прочитать; если же нет, ему следует покрыться водой [погрузившись в нее] и прочитать [Шма, стоя в воде].
Но нельзя [читать Шма], находясь в скверной [дурнопахнущей] воде или в воде, в которой вымачивали лён [поскольку такая вода имеет плохой запах], пока не подольет туда [хорошую] воду [в достаточном количестве для того, чтобы нейтрализовать запах]. А на сколько следует отдалиться от них [дурнопахнущих жидкостей] и от экскрементов [чтобы было разрешено читать Шма и молиться]? На четыре локтя.
 
Мишна 6 

6. Зав шэраа кэри, вэнида шэпалта шихват зэра, вэhамэшамэшэт шэраата нида, црихин твила, вэ Рабби Йеhуда потэр.
 
Человека, который [уже] был нечистым вследствие истечения [семени], у которого произошло семяизвержение, и женщина в дни менструации, у которой излилось семя, а также женщина после участия в половом акте, увидевшая кровь, обязаны окунуться в микву [чтобы им было разрешено заниматься Торой и молиться согласно постановлению Эзры]. А Рабби Йеhуда освобождает [их от этой обязанности].
 

Трактат Брахот

Глава 4

Мишна 1

1. Тфилат hашахар, ад хацот. Рабби Йеhуда омэр, ад арба шаот. Тфилат hаминха ад hаэрэв. Рабби Йеhуда омэр, ад плаг hаминха. Тфилат hаэрэв эйн ла кэва, вэшэль мусафин коль hайом. Рабби Йеhуда омэр, ад шэва шаот.

Время утренней молитвы продолжается до полудня. Рабби Йеhуда говорит: до [истечения первых] четырех часов [дня]. Время дневной молитвы продолжается до вечера. Рабби Йеhуда говорит: до середины времени принесения [в Храме] вечернего «постоянного жертвоприношения». У вечерней молитвы нет [определенного] срока. А [время] дополнительной молитвы, [продолжается] весь день. Рабби Йеhуда говорит: до семи часов.

Мишна 2

2. Рабби Нэхунья бэн hакана hая митпалэль бикнисато лэвэйт hамидраш увициато тфила кцара. Амру ло, ма маком литфила зо? Амар лаhэм, бикнисати ани митпалэль шэло тээра такала аль яди, увициати ани нотэн hодая аль хэлки.

Рабби Нехунья Бен-hакана, входя в бейт мидраш, и, выходя из него, произносил короткую молитву. Спросили у него: что это за молитва? Ответил он им: при входе я молюсь о том, чтобы из-за меня не произошло ошибки, а при выходе я воздаю благодарность [Вс-вышнему] за свою долю.

Мишна 3

3. Рабан Гамлиэль омэр, бэхоль йом митпaлэль адам Шмонэ Эсрэ. Рабби Йеhошуа омэр, мээйн Шмонэ Эсрэ. Рабби Акива омэр, им шгура тфилато бэфив, итпалэль Шмонэ Эсрэ. Вэим лав, мээйн Шмонэ Эсрэ.

Раббан Гамлиэль говорит: каждый день человеку следует молиться [произнося молитву, состоящyю из] восемнадцати [благословений]. Рабби Йеhошуа говорит: [молитву] подобную [состоящей из] восемнадцати [благословений]. Рабби Акива говорит: если его молитва привычно [звучит] в его устах, то ему следует молиться [произнося молитву, состоящую из] восемнадцати [благословений], а если нет, то подобную [состоящей из] восемнадцати [благословений].

Мишна 4

4. Рабби Элиэзэр омэр, hаосэ тфилато кэва, эйн тфилато тахнуним. Раби Йеhошуа омэр, hамэhалэх бимком сакана, митпалэль тфила кцара. Омэр, hоша hашэм эт амха эт шээрит Исраэль, бэхоль парашат hаибур иhъю цорхэйhэм лэфанэха. Барух ата hашэм шомэа тфила.

Рабби Элиэзер говорит: у того, кто превращает молитву в постоянную обязанность, она прекращает быть [направленной ко Вс-вышнему] мольбой. Рабби Йеhошуа говорит: проходящий опасное место, произносит краткую молитву. Он говорит: «Спаси, Б-же, народ Свой – остаток Израиля. При каких бы-то ни было обстоятельствах, да будут их нужды пред Тобой. Благословен Ты, Г-сподь, внемлющий молитве»!

Мишна 5 

5. hая рохэв аль hахамор, йерэд. Вэим эйно яхоль лэрэд, яхзир эт панав, вэим эйно яхоль лэhахзир эт панав, йехавэн эт либо кэнэгэд бэйт кодэш hакодашим.

Тому, кто ехал верхом на осле [когда наступило время молитвы], следует спуститься на землю [для того, чтобы помолиться]. Если же он [по какой-либо причине] не может спуститься, ему следует [сидя на осле] повернуть свое лицо [в сторону Иерусалимского Храма]. А если он не может [даже] повернуть свое лицо, [пусть] обратит свое сердце в направлении Святая Святых.

Мишна 6

6. hая йошэв басфина о бакарон о баасда, йехавэн эт либо кэнэгэд кодэш hакодашим.

Тому, кто сидел на корабле, в повозке или на плоту [когда наступило время молитвы], следует обратить свое сердце в направлении Святая Святых.

Мишна 7

7. Рабби Элъазар бэн Азария омэр, эйн тфилат hамусафин эла бэхэвэр ир. Вахахамим омрим, бэхэвэр ир вэшэло бэхэвэр ир. Рабби Йеhуда омэр мишмо, коль маком шэйеш хэвэр ир, hаяхид патур митфилат hамусафин.

Рабби Эльазар Бен-Азарья говорит: дополнительная молитва читается только в общине. А [другие] мудрецы говорят: как в общине, так и вне общины. Рабби Йеhуда говорит от его имени [от имени Рабби Эльазар Бен-Азарьи]: там, где есть община [которая молится вместе], отдельный человек [который молится вне общины] свободен от дополнительной молитвы.

Трактат Брахот

Глава 5
 
Мишна 1
 
1. Эйн омдин лэhитпалэль эла митох ковэд рош. Хасидим hаришоним hайу шоhим шаа ахат умитпалэлим, кдэй шэехавну эт либам ламаком. Афилу hамэлэх шоэль бишломо, ло йешивэну. Ваафилу нахаш карух аль акэво, ло яфсик.
 
Приступая к молитве, следует быть в состоянии трепета [перед Вс-вышним]. Благочестивые люди прежних времен выжидали целый час и [лишь потом] молились, дабы устремить свое сердце ко Вс-вышнему. Даже если царь приветствует его [во время молитвы], ему не следует отвечать [на приветствие]. Даже если змея свернулась у его пят, ему не следует прерывать [молитвы].
 
 Мишна 2
 
2. Мазкирин гвурот гэшамим бэтхият hамэтим, вэшоалин hагшамим бэвиркат hашаним, вэhавдала бэхонэн hадаат. Рабби Акива омэр, омра браха рэвиит бифнэй ацма. Рабби Элиэзэр омэр, баhодаа.
 
Упоминают могущество [Вс-вышнего, ниспосылающего] дожди в [благословении, повествующем о] оживлении мертвых, а просят дожди в благословении [посвященном просьбам о хороших] годах, а [слова] hавдалы произносятся в благословении «дарующий разум».
Рабби Акива говорит: ее [hавдалу] следует произносить, как отдельное, четвертое по счету благословение. Рабби Элиэзер говорит: [hавдалу следует произносить] в [благословении, посвященном] благодарению.
 
Мишна 3 
 
3. hаомэр, аль кан ципор ягиу рахамэха, вэаль тов изахэр шмэха, модим модим, мэшаткин ото.
 hаовэр лифнэй hатэва вэтаа, яавор ахэр тахтав, вэло йеhэ сарван бэота шаа. Минаин hу матхиль, митхилат hабраха шэтаа ва.
 
[Того, кто, обращаясь ко Вс-вышнему в молитве] говорит: «На птичье гнездо распространяется милосердие Твое» и «За добро да будет помянуто имя Твое» (или] «Благодарим, благодарим!», заставляют замолчать.
 
[Если тот, кто] встал перед ковчегом ошибся [посреди молитвы], другой должен встать на его место; и ему [заменяющему первого] в этот момент не следует упрямиться. Откуда он должен начать? С начала того благословения, в котором ошибся [первый].
 
Мишна 4
 
4. hаовэр лифнэй hатэва, ло яанэ ахар hакоhаним амэн, мипнэй hатэруф. Вэим эйн шам коhэн эла hу, ло иса эт капав. Вэим hавтахато шэhу носэ эт капав вэхозэр литфилато, рашай.
 
Стоящий перед ковчегом [хазан] не должен отвечать «Амен» после [благословения, произносимого] коhэнами, чтобы не сбиться [в молитве].
И если нет там другого коhэна кроме него, ему не следует «воздевать рук». Однако если он уверен, что после «воздевания рук», он [сможет] возобновить молитву, ему позволено [совершить благословение].
 
Мишна 5
 
5. hамитпалель вэтаа симан ра ло. Вэим шалиах цибур hу, симан ра лэшолхав, мипнэй шэшлухо шэль адам кмото. Амру алав аль раби Ханина бэн Доса, шэhайа митпалэль аль hахолим вэомэр, зэ хай вэзэ мэт. Амру ло, минаин ата йодэа? Амар лаhэм, им шгура тфилати бэфи, йодэа ани шэhу мэкубаль. Вэим лав, йодэа ани шэhу мэтораф.
 
Если тот, кто молился, ошибся [в молитве], это является плохим признаком для него.
А если он является посланцем общины [ведущим общественную молитву хазаном], это плохой признак для [всей] пославшей его [общины], поскольку посланник человека, это как будто он сам.
О Рабби Ханине Бен-Досе рассказывали, что, когда он молился за больных, он [заранее] говорил: «Этот будет жить [выздоровеет], а этот умрет».
Спросили у него: откуда ты знаешь? Он ответил: если молитва произносится моими устами легко и без затруднений, я знаю, что она принята, а если нет, я знаю, что она отвергнута.

Трактат Брахот

Глава 6

Мишна 1

1. Кейцад мэвархин аль hапэрот? Аль пэрот hаилан омэр борэ при hаэц, хуц мин hайаин, шэаль hайаин омэр борэ при hагафэн. Вэаль пэрот hаарэц омэр борэ при hаадама, хуц мин hапат, шэаль hапат hу омэр hамоци лэхэм мин hаарэц. Вэаль hайеракот омэр борэ при hаадама. Рабби Йеhуда омэр, борэ миней дэшаим.

Какие благословения произносят на плоды [перед тем, как их есть]? На плоды дерева произносят благословение «Сотворивший плод дерева». Исключением [из этого правила] является вино, на которое произносят благословение «Сотворивший плод виноградной лозы». А на плоды земли произносят благословение Сотворивший плод земли». Исключением [из этого правила] является хлеб, на который произносят благословение «Произростивший хлеб из земли». На зелень произносят благословение «Сотворивший плод земли», а Рабби Йеhуда говорит: «Сотворивший [различные] виды трав».

Мишна 2

2. Бэрах аль пэрот hаилан борэ при hаадама, яца. Вэаль пэрот hаарэц борэ при hаэц, ло яца. Аль кулам им амар шэhаколь (ниhйа), яца.

Тот, кто [по ошибке] произнес на древесные плоды благословение «Сотворивший плод земли», [постфактум] считается выполнившим обязанность [произнесения благословения]. Однако [тот, кто по ошибке произнес] на плоды земли благословение «Сотворивший плод дерева», не считается выполнившим обязанность [произнесения благословения]. А благословение «По слову Которого все возникло» [постфактум] засчитывается на все.

Мишна 3

3. Аль давар шээйн гидуло мин hаарэц омэр шэhаколь. Аль hахомэц вэаль hановлот вэаль hаговай омэр шэhаколь. Аль hэхалав вэаль hагвина вэаль бэhабэйцим омэр шэhаколь. Рабби Йеhуда омэр, коль шэhу мин клала эйн мэвархин алав.

На продукт, не выросший из земли, произносят благословение «По слову Которого все возникло». [И еще] благословение «По слову Которого все возникло» произносят на уксус, на паданцы и на [разрешенные в пищу виды] кузнечиков. И на [такие продукты, как] молоко, сыр и яйца [тоже] произносят благословение «По слову Которого все возникло». Рабби Йеhуда говорит: на то, что содержит в себе аспект проклятия, благословения не произносят [вообще].

Мишна 4

4. hайу лэфанав миним hарбэ, раби Иеhуда омэр, им йеш бэйнэйhэм мимин шивъа, мэварэх алав. Вахахамим омрим, мэварэх аль эйзэ мэhэм шэирцэ.

Тот, кому были поданы различные виды [еды, на которые установлены одинаковые благословения], по мнению Рабби Йеhуды, должен произнести благословение на один из семи видов плодов [которыми славится Земля Израиля], если они имеются перед ним, а [другие] мудрецы говорят: он может произнести благословение на тот вид [из имеющихся перед ним], на который захочет.

Мишна 5

5. Бэрах аль hайаин шэлифнэй hамазон, патар эт hайаин шэлэахар hамазон. Барах аль hапарпэрэт шэлифнэй hамазон, патар эт hапарпэрэт шэлэахар hамазон. Бэрах аль hапат, патар эт hапарпэрэт. Аль hапарпэрэт, ло патар эт hапат. Бэйт Шамай омрим, аф ло маасэ кдэра.

Тот, кто произнес благословение на вино перед трапезой, тем самым избавил [от необходимости произносить на него благословение] вино [которое пьют] после трапезы.

Тот, кто произнес благословение на закуску перед трапезой, тем самым избавил [от необходимости произносить на нее благословение] закуску [которую подают] после трапезы.

Тот, кто произнес благословение на хлеб, тем самым избавил [от необходимости произносить на нее благословение] закуску. [Однако тот, кто произнес благословение] на закуску, не избавил тем самым [от необходимости произносить на него благословение] хлеб. Школа Шаммая говорит: а также [благословение на закуску] не освобождает [от необходимости произносить на него благословение] вареные мучные изделия.

Мишна 6

6. hайу йошвин лээхоль, коль эхад вээхад мэварэх лэацмо. hэсэбу, эхад мэварэх лэхулан. Ба лаhэм йаин бэтох hамазон, коль эхад вээхад мэварэх лэацмо. Лэахар hамазон, эхад мэварэх лэхулам. Вэhу омэр аль hамугмар, аф аль пи шээйн мэвиин эт hамугмар эла лэахар hасэуда.

[Если люди] сели есть, каждый [произносит] благословение для [самого] себя.

[Если же они] возлегли [на специальные ложа для совместной трапезы] один [из них произносит] благословение для всех.

Если им подано вино во время трапезы, каждый [из них произносит] благословение «Сотворивший плод виноградной лозы» для себя [самого].

[Однако если вино подано на стол] после окончания трапезы, один произносит [на него] благословение для всех. И он [же] произносит благословение над воскурением, хотя воскурения подают только после [окончания] трапезы.

Мишна 7

7. hэвиу лэфанав малиах батхила уфат имо, мэварэх аль hамалиах уфотэр эт hапат, шэhапат тфила ло. Зэ hаклаль, коль шэhу икар вэимо тфила, мэварэх аль hаикар уфотэр эт hатфила.

Тот, кому до начала [трапезы] подали соленье и хлеб вместе с ним, произносит благословение на соленье и этим избавляет [от необходимости произносить на него благословение] хлеб, поскольку хлеб [в этом случае] является второстепенным по отношению к соленью. Вот общее правило: всякий раз, когда есть основное и второстепенное блюдо, благословение следует произносить [только] на основное блюдо, и оно избавляет [от необходимости произносить на него благословение] второстепенное.

Мишна 8

8. Ахаль тээним, анавим вэримоним, мэварэх ахарэйhэн шалош брахот, диврэй Рабан Гамлиэль. Вахахамим омрим, брака ахат мээйн шалош. Рабби Акива омэр, афилу ахаль шэлэк вэhу мэзоно, мэварэх ахарав шалош брахот. hашотэ маим лицмао, омэр шэhаколь ниhйа бидваро. Рабби Тарфон омэр, борэ нэфашот работ.

Тот, кто ел инжир, виноград или гранат [а также другие плоды, относящиеся к «семи видам», которыми, славится Земля Израиля], произносит после них три благословения – таково мнение Раббана Гамлиэля. А [другие] мудрецы говорят: [в таком случае после еды ему следует произнести] одно тройное благословение. Рабби Акива говорит: даже тот, кто ел [только] вареные овощи [без хлеба], но как свою основную пищу, произносит после них три благословения.

Тот, кто пьет воду для утоления жажды, произносит благословение «По слову Которого все возникло». Рабби Тарфон говорит: [тот, кто собирается выпить воды, произносит благословение] «Творящий множество живых существ и все, в чем они нуждаются…».

Трактат Брахот

Глава 7
 
Мишна 1
 
1. Шлоша шэахлу кээхад, хаявин лэзамэн. Ахаль дмаи, умаасэр ришон шэнитла трумато, умаасэр шэни вэhэкдэш шэнифду, вэhашамаш шэахаль казайт, вэhакути, мэзамнин алэйhэм. Аваль ахаль тэвэль, умаасэр ришон шэло нитла трумато, маасэр шэни вэhэкдэш шэло нифду, вэhашамаш шэахаль пахот миказайт, вэhанохри, зйн мэзамнин алэйhэм.

Трое [или более человек], евшие вместе, обязаны произнести благословение после еды совместно.
Тот, кто ел «дмай» [плоды, от которого неизвестно были ли отделены маасэр и трума] или первую десятину, от которой была отделена трума, или вторую десятину или посвящение, которые были выкуплены.
Однако тот, кто ел тэвэль, или первую десятину, от которой не была отделена трума, или вторую десятину или посвящение, которые не были выкуплены, и слуга, съевший меньше казайта, а также нееврей, в совместное благословение не включаются.
 
 Мишна 2 
 
2. Нашим ваавадим уктаним, эйн мэзамнин алэйhэм. Ад кама мэзамнин, ад казайт. Рабби Иеhуда омэр, ад кабэйца.
 
Женщины, рабы и малолетние [дети] в совместное благословение не включаются. Сколько [должен съесть сотрапезник, чтобы быть] включенным в совместное благословение? Не менее казайта. Рабби Йеhуда говорит: не менее кабейца.
 
Мишна 3
 
3. Кэйцад мэзамнин, бишлоша омэр, нэварэх.
Бишлоша вэhу, омэр, барху.
Баасара омар нэварэх лэлоhэйну.
Баасара вэhу омар, барху.
Эхад асара вээхад асара рибо.
Бэмэа омэр, нэварэх лэhашэм Элоhэйну.
Бэмэа ваhу омэр, барху. Бээлэф, омэр нэварэх лэhашэм Элоhэйну Элоhэй Исраэль.
Бээлэф ваhу омэр, барху.
 
Как совершают совместное благословение?
[Если есть только] 3 [сотрапезника] – [ведущий] говорит: «Благословим».
[Если есть] 3 [сотрапезника] кроме него, то он говорит: «Благословите».
[Если есть] 10 [сотрапезников] – [ведущий] говорит: «Благословим нашего Б-га».
[Если есть] 10 [сотрапезников] кроме него, то он говорит: «Благословите».
[Если есть] 100 [сотрапезников] – [ведущий] говорит: «Благословим Господа, Б-га нашего, за пищу, которую мы ели».
[Если есть] 100 кроме него, то он говорит: «Благословите». 
[Если есть] 1000 [сотрапезников] – [ведущий] говорит: «Благословим Господа, Б-га нашего, Б-га Израиля, за пищу которую мы ели».
[Если есть] 1000 кроме него, то он говорит: «Благословите».
 
Бэрибо омэр, нэварэх лэhашэм Элоhэйну Элоhэй Исраэль Элоhэй hацваот йошэв hакрувим аль hамазон шэахальну. Бэрибо ваhу омэр, барху. Кэиньян шэhу мэварэх, ках онин ахарав, барух hашэм Элоhэйну Элоhэй Исраэль Элоhэй hацваот йошэв hакрувим аль hамазон шэахальну.
 
[Если есть] 10 000 [сотрапезников] – [ведущий] говорит: «Благословим Господа, Б-га нашего, Б-га Израиля, Б-га воинств, восседающего над ангелами, за пищу, которую мы ели».
 [Если есть] 10 000 тысяч кроме него, то он говорит: «Благословите».
Соответственно тому, как он благословляет отвечают [вслед] за ним [остальные сотрапезники]: «Благословен Господь, наш Б-г, Б-г Израиля, Б-г воинств, восседающий над ангелами, за пищу, которую мы ели».

Раби Йоси hа-Глили омэр, лэфи ров hакаhаль hэн мэвархин, шэнээмар (тэhилим «самэх хет») бэмакhэлот барху Элоhим, hашэм мимэкор Исраэль. Амар Рабби Акива, ма мацину бэвэйт hакнэсэт эхад мэрубин вээхад муатин омэр, барху эт hашэм. Рабби Ишмаэль омэр, барку эт hашэм hамэворах.
 
Рабби Йоси ha-Глили говорит: благословляют в соответствии с числом [сотрапезников], как сказано: «В собраниях благословляйте Б-га, [благословляйте] Г-спода вы, происходящие из Израиля!».
Сказал [об этом] Рабби Акива: «Так же, как в синагоге [будь там], много или мало [молящихся], [ведущий молитву] говорит: «Благословите Г-спода!» [также и в общественном благословении после еды].
Рабби Ишмаэль говорит: «Благословите Г-спода благословенного».
 
Мишна 4 
 
4. Шлоша шэахлу кээхад, эйнан рашаин лэхалэк, вэхэн арба, вэхэн хамиша. Шиша нэхлакин, ад асара. Ваасара эйнан нэхлакин, ад шэиhйу эсрим.
 
Трое, евшие вместе, не имеют права разделяться [до произнесения благословения после еды совместно].
То же самое относится к четырем и пяти.
Шесть [и более человек] могут разделиться [образовав две группы по три или более].
И так, пока число [сотрапезников] не достигнет десяти. Десять же [и более] не разделяются, пока число [сотрапезников] не достигнет двадцати.
 
Мишна 5 
 
5. Штэй хавурот шэhайу охлот бэвайт эхад, бизман шэмикцатан роин элу эт элу, hарэй элу мицтарфин лазимун. Вэим лав, элу мэзамнин лэацман, вээлу мэзамнин лэацман. Эйн мэвархин аль hайаин ад шэитэн лэтохо маим, диврэй Рабби Элиэзэр. Вахахамим омрим, мэвархин.
 
Если в одном помещении ели две группы [сотрапезников], то если [хотя бы] некоторые [из сотрапезников обеих групп] видят друг друга, [обе группы] соединяются для совместного благословения.
А если нет, то каждая из групп произносит благословение по отдельности.
Не произносят благословения над вином, пока не добавят в него воды – так считает Рабби Элиэзер. А другие мудрецы говорят: произносят.
 

Трактат Брахот 

Глава 8
 
Мишна 1
 
1. Элу дварим шэбэйн бэйт Шамай увэйт hилэль басэуда. Бэйт Шамай омрим, мэварэх аль hайом вэахар ках мэварэх аль hайаин. Увэйт hилэль омрим, мэварэх аль hайаин вэахар ках мэварэх аль hайом.
 
Мудрецы школ Шаммая и hиллеля расходятся во мнениях в следующих вопросах, касающихся законов, связанных с трапезой. [Во время кидуша] по мнению школы Шаммая, следует вначале произнести благословение дня, а затем – благословение над вином. А по мнению школы hиллеля, следует вначале произнести благословение над вином, а затем – благословение дня.
 
Мишна 2 
 
2. Бэйт Шамай омрим, нотлин лайадаим, вэахар ках мозгин эт hакос.
Увэйт hилэль омрим мозгин эт hакос вэахар ках нотлин лайадаим.
 
 По мнению мудрецов школы Шаммая, следует вначале совершить омовение рук [перед трапезой], а затем наполнить [вином] бокал.
А по мнению мудрецов школы hиллеля следует вначале наполнить бокал, а затем совершить омовение рук.
 
Мишна 3
 
3. Бэйт Шамай омрим, мэканэах ядав бамапа уманиха аль hашулхан. Увэйт hилэль омрим, аль hакэсэт.
 
По мнению мудрецов школы Шаммая, вытерев руки полотенцем, его кладут на стол. А по мнению мудрецов школы hиллеля – на ложе.
 
Мишна 4
 
4. Бэйт Шамай омрим, мэхабдин эт hабаит вэахар ках нотлин лайадаим. Увэйт hилэль омрим, нотлин лайадаим вэахар ках мэхабдин эт hабаит.
 
По мнению мудрецов школы Шаммая, [после трапезы] вначале следует подмести помещение [в котором ели], а затем омыть руки [перед тем, как прочитать благословение после еды]. А по мнению мудрецов школы hиллеля – вначале следует омыть руки, а затем подмести помещение.
 
Мишна 5
 
5. Бэйт Шамай омрим, нэр умазон увсамим вэhавдала.
Увэйт hилэль омрим, нэр увсамим умазон вэhавдала.
Бэйт Шамай омрим, шэбара мэор hаэш.
Увэйт hилэль омрим, борэ мэорэй hаэш.
 
[Во время hавдалы, если ее производят по окончании третьей субботней трапезы] по мнению мудрецов школы Шаммая [порядок благословений таков] – на свечу, на пищу, на благовония и [собственно] hавдала.
А по мнению мудрецов школы hиллеля [этот порядок таков] – на свечу, на благовония, на пищу и [собственно] hавдала. По мнению школы Шаммая [на свечу во время hавдалы произносят благословение] «Сотворивший свет огня», а по мнению школы hиллеля [это благословение] – «Сотворивший отсветы огня».
 
 Мишна 6
 
6. Эйн мэвархин аль hанэр вэло аль hабсамим шэль нохрим, вэло аль hанэр вэло аль hабсамим шэль мэтим, вэло аль hанэр вэло аль hабсамим шэлифнэй авода зара. Эйн мэвархин аль hанэр ад шэйэоту лэоро.  

Не произносят благословения [во время hавдалы на исходе субботы] ни над свечой, ни над благовониями неевреев, а также ни над свечой, ни над благовониями [установленными в память о] мертвых.
[Подобным же образом это благословение не произносят] ни над свечой, ни над благовониями, которые находятся перед идолами, [являясь приношениями им или будучи зажженными в их честь].
Благословение на свечу произносят только после того, как ее светом [каким-либо образом] воспользовались.
 
Мишна 7
 
7. Ми шэахаль вэшахах вэло бэрах, бэйт Шамай омрим, яхзор лимкомо виварэх.
Увэйт hилэль омрим, йеварэх бимком шэнизкар. Ад эйматай hу мэварэх? Ад кдэй шэитъакэль hамазон шэбэмэав.
 
Тот, кто поев, забыл произнести благословение после еды [а позже, уже уйдя оттуда, вспомнил о своем упущении], по мнению школы Шаммая, обязан вернуться на то место [где он ел] и произнести благословение [там], а по мнению школы hиллеля, может произнести благословение в том месте, в котором он вспомнил [об этом].
До каких пор [тот, кто ушел, забыв произнести благословение] может это благословение произнести?
Пока [поглощенная им] пища не переварилась в его желудке.
 
Мишна 8 
 
8. Ба лаhэм йаин лэахар hамазон вээйн шам эла ото hакос, бэйт Шамай омрим, мэварэх аль hайаин вэ ахар ках мэварэх аль hамазон. Увэйт hилэль омрим, мэварэх аль hамазон вэахар ках мэварэх аль hайаин.
Онин амэн ахар Исраэль hамэварэх, вээйн онин амэн ахар hакути hамэварэх, ад шэишма коль hабраха.
 
Если вино было подано на стол после окончания трапезы, и нет там другого бокала [вина], кроме этого, по мнению школы Шаммая, вначале следует произнести благословение на вино [и выпить его], а затем – благословение после еды. А по мнению школы hиллеля [в таком случае] следует вначале произнести благословение после еды, а затем благословение на вино.
Отвечают «Амен» на благословение, произносимое евреем, но не отвечают «Амен» на благословение, произносит которое произносит кути, пока не услышат все благословение [целиком].

Трактат Брахот

Глава 9

Мишна 1

1. hароэ маком шэнаасу бо нисим лэисраэль, омэр барух шэаса нисим лаавотэйну бамаком hазэ. Маком шэнээкра мимэну авода зара, омэр барух шэакар авода зара мэарцэну.

Тому, кто видит место, в котором произошло чудо [совершенное Вс-вышним] для народа Израиля, следует произнести благословение: «Благословен [Ты, Г-сподь, Б-г наш, Владыка Вселенной] сотворивший чудеса нашим отцам в этом месте». При виде места [в стране Израиля], где некогда было языческое капище, разрушенное впоследствии, произносят благословение: «Благословен [Ты, Г-сподь, Б-г наш, Владыка Вселенной] искоренивший идолопоклонство в нашей стране».

Мишна 2

2. Аль hазикин, вэаль hазваот, вэаль hабраким, вэаль hарэамим, вэаль hарухот, омэр барух шэкохо угвурато малэ олам. Аль hэhарим, вэаль hагваот, вэаль hайамим, вэаль hанэhарот, вэаль hамидбарот, омэр барух осэ маасэ врэшит.

Рабби Йеhуда омэр, hароэ эт hайам hагадоль омэр барух шэаса эт hайам haгадоль, бизман шэроэ ото лифраким. Аль hагшамим вэаль hабэсорот hатовот омэр, барух hатов вэhамэтив, вэаль шмуот раот омэр, барух даян hаэмэт.

При виде кометы, присутствуя при землетрясении, при виде молнии, услышав гром и во время бури произносят благословение: «Благословен [Ты, Г-сподь Б-г наш, Владыка Вселенной] сила и могущество Которого наполняют мир». При виде гор, холмов, рек, пустынь (если не видели больше 30 дней) – произносят благословение: «Благословен [Ты, Г-сподь Б-г наш, Владыка Вселенной] сотворивший мироздание».

Рабби Иеhуда говорит: тот, кто видит Великое море [Средизеное море называется великим, так как на него ложится отблеск величия земли Израиля, которую он омывает с Запада] должен произнести благословение: «Благословен [Ты Г-сподь Б-г наш, Владыка Вселенной] сотворивший Великое море», если он видит его после перерыва в 30 и более дней. При дожде и при получении хороших известий произносят благословение: «Благословен [Ты, Г-сподь Б-г наш, Владыка Вселенной] добрый и творящий добро», а при получении плохих вестей произносят благословение «Благословен [Ты, Г-сподь Б-г наш, Владыка Вселенной] праведный судья».

Мишна 3

3. Бана байт хадаш, вэкана кэлим хадашим, омэр барух шэhэхэяну. Мэварэх аль hapaa мээйн hатова, вэаль hатова мээйн hapaa. hацоэк лэшэавар, hарэй зо тфилат шав. Кэйцад? hайта ишто мэубэрэт, вэамар, йеhи рацон шэтэлэд ишти захар, hарэй зо тфилат шав. hайа ба бадэрэх вэшама коль цваха баир, вэамар, йеhи рацон шэло иhйу элу бнэй бэйти, hарэй зо тфилат шав.

Тот, кто построил новый дом или купил новые вещи, произносит благословение: «Благословен [Ты, Г-сподь Б-г наш, Владыка Вселенной] даровавший нам жизнь [и поддерживающий нас и позволивший нам дожить до этого времени]».

Благословляют за зло, которое может обернуться добром, и за добро, которое может обернуться злом.

Взывающий [к Б-гу] с мольбой о помощи в уже свершившемся, молится напрасно. Например, если тот, чья жена была беременной, просит: «Да будет воля Твоя, [Б-же] чтобы моя жена родила мальчика», это напрасная молитва. [Или если человек, который] шел по дороге [возвращаясь домой] и услышав [пронзительные] крики из города, [обратившись с мольбой ко Вс-вышнему] сказал: «Да будет воля Твоя, [Б-же], чтобы это не был кто-то из моей семьи», это напрасная молитва.

Мишна 4

4. hанихнас лакрах митпалэль штаим, ахат бихнисато вэахат бициато. Бэн Азай омар, арба, штаим бихнисато уштаим бициато, вэнотэн hодаа лэшэавар, вэцоэк лэатид лаво.

Входящий в [чужой]город, произносит две молитвы – одну при входе и одну при выходе. Бен-Азай говорит: четыре – две при входе и две при выходе, благодаря [Вс-вышнего] за прошлое и прося о будущем.

Мишна 5

5. Хаяв адам лэварэх аль hараа кэшэм шэhу мэварэх аль hатова, шэнээмар (Дварим вав) – вэаhавта эт hашэм Элоhэха бэхоль лэвавха увэхоль нафшэха увэхоль мэодэха. Бэхоль лэвавха, бишнэй йецарэха, бэйецэр тов увэйецэр ра. Увэхоль нафшэха, афилу hу нотэль эт нафшэха. Увэхоль мэодэха, бэхоль мамонха.

Давар ахэр: бэхоль мэодэха, бэхоль мида умида шэhу модэд лэха hэвэ модэ ло бимэод мэод. Ло якэль адам эт рошо кэнэгэд шаар hамизрах, шэhу мэхуван кэнэгэд бэйт кодшэй hакодашим. Ло иканэс лэhар hабайт бэмакло, увэманъало, увэфундато, увэавак шэаль раглав, вэло яасэну капандарья урэкика микаль вахомэр. Коль хотмэй брахот шэhайу бамикдаш, hайу омрим мин hаолам.

Мишэкилькэлу hаминин, вэамру, эйн олам эла эхад, hиткину шэйэhу омрим, мин hаолам вэад hаолам. Вэhиткину, шэйэhэ адам шоэль эт шлом хавэро башэм, шэнээмар (Рут бэт) вэhинэ Боаз ба мибэйт лэхэм, вайомэр лакоцрим hашэм имахэм, вайомру ло, йеварэхэха hашэм. Вэомэр (Шофтим вав) hашэм имха гибор hэхаиль. Вэомэр (Мишлэй каф-гимэль) аль тавуз ки закна имэха. Вэомэр (Тэhилим куф-йуд-тэт) эт лаасот лэhашэм hэфэру Торатэха. Рабби Натан омэр, hэфэру Торатэха эт лаасот лэhашэм.

Человеку следует благословлять [Вс-вышнего] за зло также [искренне], как он благословляет Его за добро, как сказано: «Люби Г-спода Б-га твоего, всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всеми силами твоими». (Дварим 6:5) [и толкование этих слов таково]:

– «всем сердцем твоим» – [это значит] всеми побуждениями твоими, и хорошими [возвышенными], и плохими [приземленными];

– «всей душой твоей» – [это значит любить Вс-вышнего] вплоть до готовности отдать ради Него свою душу [то есть пожертвовать жизнью];

– «всеми силами твоими» – [то есть] всем, что ты имеешь.

Другой вариант [объяснения слов] «всеми силами твоими»: за все, что Он тебе ниспосылает, благодари Его всеми силами твоей души.

Напротив восточных ворот нельзя вести себя легкомысленно, поскольку они [находятся] на одной линии со [входом в] Святая Святых. Нельзя входить на Храмовую гору с посохом [в руках], с обувью [на ногах], дорожным поясом [на себе], и с пылью на ногах.

Нельзя использовать [Храмовую гору], как проходной двор [для сокращения пути] и уж тем более там нельзя плевать.

В заключении всех благословений, [которые произносились] в Храме [прежде] говорили «от века». [Однако] с тех пор, как появились отступники, утверждавшие, что нет другого мира, кроме этого, [мудрецы] постановили, что следует говорить [в заключение благословений, произносимых в Храме] «От века и навеки».
И постановили [также], чтобы [люди] приветствовали друг друга [называя] имя Б-га, подобно тому, как сказано: «И вот пришел Боаз из Бейт-Лехема, и сказал жнецам: «Г-сподь [да пребудет] с вами»! А они ответили: «Да благословит тебя Г-сподь»! (Рут 2:4)

И [еще] сказано: «Г-сподь с тобой, доблестный герой!» (Шофтим 6:12) и сказано: «Не гнушайся матерью твоею, хоть и стара она». (Мишлей 23:22)

И сказано также: «Время действовать ради Г-спода – упразднили Тору Твою!» (Теилим 119:126) Рабби Натан [объясняя эти слова] говорит: «упразднили Тору Твою – время действовать ради Г-спода».


Трактат Бейца

 Глава 1
 
Мишна 1
 
1. Бэйца шэнолда бэйом тов, бэйт Шамай омрим, тэахэль. Увэйт hилэль омрим, ло тэахэль. Бэйт Шамай омрим, сэор бэхазаит вэхамэц бэхакотэвэт. Увэйт hилэль омрим зэ вазэ бэхазаит.

О яйце, которое было снесено в праздник, школа Шаммая говорит, что его можно есть [прямо в праздник], а школа hиллеля говорит, что есть его нельзя [до исхода праздника]. Школа Шаммая говорит: [в Песах уничтожению подлежит] закваска размером с казайт, а квасное – размером с какотэвэт (как финик), а школа hиллеля говорит: и то и другое размером с казайт. 

Мишна 2 
 
2. hашохэт хая вао бэйом тов, бэйт Шамай омрим, яхпор бадэкэр вихасэ, увэйт hилэль омрим, ло ишхот, эла им кэн hайа ло афар мухан мибэод йом. Умодим, шэим шахат, шэяхпор бадэкэр вихасэ, шээфэр кира мухан hу.
 

По мнению школы Шаммая тот, кто в праздник забил [кошерного] зверя или птицу [пролитую кровь которых предписано после забоя покрыть песком], должен [в случае, если у него не было приготовленного заранее песка] разрыхлить [землю] лопатой и покрыть [кровь]. 
А по мнению школы hиллеля производить забой [зверя или птицы] в праздник можно только в том случае, когда имеется приготовленный заранее песок. Но они согласны, что, если человек уже произвел забой, ему [постфактум] следует разрыхлить землю лопатой и покрыть [кровь].
А пепел в печи [протопленной до наступления праздника] является готовым для использования в праздник.

Мишна 3
 
3. Бэйт Шамай омрим, эйн молихин эт hасулам мишовах лэшовах, аваль матэhу мэхалон лэхалон. Увэйт hилэль матирин. Бэйт Шамай омрим, ло итоль эла им кэн ниана мибэод йом. Увэйт hилэль омрим, омэд вэомэр зэ вазэ ани нотэль.
 

По мнению школы Шаммая [в праздник] нельзя переносить приставную лестницу от одной голубятни к другой [чтобы взять голубей], но его можно передвигать от одного окна [в одной и той же голубятне] к другому. 
А школа hиллеля это [перенос от одной голубятни к другой] разрешает. 
По мнению школы Шаммая [в праздник] нельзя брать [мясо голубей или иных домашних птиц] тому, кто не предназначил их для этого заранее [до наступления праздника], дотронувшись [до каждой предназначенной для еды птицы] руками.
А школа hиллеля говорит: достаточно встать [до наступления праздника перед голубятней] и сказать «этого и этого [голубя] я возьму [в праздник]».

Мишна 4
 
4. Зимэн шхорим умаца лэваним, лэваним умаца шхорим, шнаим умаца шлоша, асурим. Шлоша умаца шнаим, мутарим. Бэтох hакэн умаца лифнэй hакэн, асурим. Вэим эйн шам зла hэм, hарэй элу мутарим.

Если человек предназначил [для употребления в праздник] черных [голубей], а [придя за ними] обнаружил [в голубятне] белых или напротив – предназначил белых, а нашел черных, или предназначил двух, а обнаружил трех, ему нельзя брать их [для употребления в праздник]. Если же [напротив] он предназначил трех [голубей], а обнаружил двух, ему можно употреблять их [в праздник]. Если он предназначил [для употребления в праздник голубей] находившихся в гнезде [в голубятне], а обнаружил их перед гнездом [вне голубятни], ему нельзя брать их. Но если в окрестностях нет других [голубей и голубятен], их можно брать. 

Мишна 5

5. Бэйт Шамай омрим, эйн мэсалкин эт hатрисин бэйом тов, увэйт hилэль матирин аф лэhахзир. Бэйт Шамай омрим, эйн нотлин эт hаэли лэкацэв алав басар, увэйт hилэль матирин. Бэйт Шамай омрим, эйн нотнин эт hаор лифнэй hадарсан вэло ягбиhэну, эла им кэн йеш имо казайт басар, увэйт hилэль матирин.
Бэйт Шамай омрим, эйн моциин ло эт hакатан вэло эт hалулав вэло эт сэфэр тора лиршут hарабим, увэйт hилэль матирин.
 
По мнению школы Шаммая [в праздник] нельзя снимать [съемные] дверцы [шкафов или ящиков], а по мнению школы hиллеля их можно даже ставить обратно. 
По мнению школы Шаммая нельзя брать пестик для того, чтобы разрезать на нем мясо, а по мнению школы hиллеля это разрешено.
По мнению школы Шаммая нельзя класть [снятую с забитого в праздник животного] шкуру в таком месте, где по ней будут ходить люди. [Более того, по их мнению, такую шкуру] нельзя переносить, если на ней нет мяса, как минимум размером с казайт, а по мнению школы hиллеля это разрешено.
По мнению школы Шаммая нельзя выносить [в праздник] ни ребенка, ни лулав, ни свиток Торы в общественные владения [в которых запрещено переносить предметы в субботу], а по мнению школы hиллеля это разрешено.
 
Мишна 6
 
6. Бэйт Шамай омрим, эйн молихин хала уматанот лакоhэн бэйом тов, бэйн шэhурму мээмэш, бэйн шэhурму мэhайом, увэйт hилэль матирин. Амру лаhэм байт Шамай, гзэра шава, хала уматанот матана лакоhэн, утрума матана лакоhэн, кэшэм шээйн молихин эт hатрума, ках эйн молихин эт hаматанот.
Амру лаhэм бэйт hилэль, ло, им амартэм батрума шээйно закай бэhарамата, томhe баматанот шэзакай баhараматан.
 
По мнению школы Шаммая [в праздник] нельзя относить коhэну халу и приношения [отделяемые от мяса забитого животного], были ли они отделены накануне [наступления праздника] или в сам [праздничный] день.
А по мнению школы hиллеля это разрешено.
Сказали [объясняя свое мнение] им [мудрецам школы hиллеля] мудрецы школы Шаммая: так же, как хала и [мясные] приношения являются приношением коhэну, так же и трума [отделяемая от плодов урожая] является приношением коhэну, и так же, как [коhэну в праздник] не относят труму, так же не относят эти приношения.
Ответили им мудрецы школы hиллеля: нет [мы не согласны с вашим выводом потому, что эти случаи нельзя уподоблять один другому – ведь] обязанность отделять труму [от урожая] не может возникнуть в праздник, тогда, как обязанность отделить эти приношения может возникнуть в праздник.

Мишна 7
 
Бэйт Шамай омрим тавлин нидохин бэмадох шэль эц. Вэhамэлах бапах, увээц hапарур, увэйт hилэль омрим тавлин нидохин кэдаркан бэмадох шэль эвэн, вэhамэлах бэмадох шэль эц.

По мнению школы Шаммая специи можно толочь [в праздник] деревянным [а не каменным] пестиком, а соль – [лишь] глиняным пестиком или деревянной ложкой. А по мнению школы hиллеля специи можно толочь, как обычно, каменным пестиком тогда, как соль – [не каменным, а] деревянным пестиком.
 
Мишна 8
 
hаборэр китнит бэйом тов, бэйт Шамай омрим, борэр охэль вэохэль.
Увэйт hилэль омрим, борэр кэдарко бэхэйко бэканон увэтамхуй, аваль ло бэтавла вэло бихвара. Рабан Гамлиэль омэр, аф мэдиах вэшолэ.

Тот кто перебирает бобы [или какую-либо мелкую еду] в праздник, по мнению школы Шаммая, должен выбирать съедобную часть [из несъедобной] и съедать [тут же не откладывая на потом, как это делают в будни], тогда как по мнению школы hиллеля он может, как обычно в будни, отсеивать [выбирая несъедобную часть из съедобной] при помощи полы одежды, корзины или миски, но не при помощи стола [на котором перебирают крупы], а также не при помощи сита или решета. А по мнению Рабана Гамлиэля [в праздник] можно даже залить крупу водой и отделить всплывшую шелуху.
 
 Мишна 9
 
9. Бэйт Шамай омрим, эйн мэшалхин бэйом тов эла манот. Увэйт hилэль омрим, мэшалхин бэhэма хая ваоф, бэйн хаин бэйн шхутин. Мэшалхин йейнот, шманим, услатот вэкитнийот, аваль ло твуа, вэРабби Шимъон матир битвуа.
 
По мнению школы Шаммая в праздник можно посылать [друг другу в подарок] только готовые блюда. А по мнению школы hиллеля посылать можно [даже] скот, зверя или птицу, как живых, так и забитых, [а также] посылают вино, растительное масло, муку и крупы, но не зерно.
Рабби Шимон разрешает [посылать в праздник даже] зерно.
 
 Мишна 10
 
10. Мэшалхин кэлим, бэйн тфурин бэйн шээйнан тфурин, вэаф аль пи шэйэш баhэн килъаим, вэhэн лэцорэх hамоэд, аваль ло сандаль hамэсумар вэло минъаль шээйно тафур.
Рабби Йеhуда омэр, аф ло минъаль лаван, мипнэй шэцарих уман. Зэ hаклаль, коль шэнэотин бо бэйом тов, мэшалхин ото.
 
[В праздник друг другу в подарок] посылают одежду, как сшитую [то есть готовую для одевания в праздник], так и недошитую [не готовую], даже если в ней есть килаим [шаатнез], при условии, что ее посылают для использования в сам праздник.
Но [в праздник не посылают] подбитые гвоздями сандали, а также не прошитую обувь и белую [неокрашенную] обувь. Общее правило таково – то, что в праздник можно использовать, можно в праздник посылать.
 
Глава 2
 
Мишна 1

1. Йом тов шэхаль лиhйот эрэв шабат, ло йевашэль адам батхила мийом тов лашабат, аваль мэвашэль hу лэйом тов, вэим hотир-hотир лашабат, вэосэ тавшиль мээрэв йом тов вэсомэх алав лашабат. Бэйт Шамай омрим, шнэй тавшилин. Увэйт hилэль омрим, тавшиль эхад. Вэшавин бэдаг увэйца шэалав шэhэн шнэй тавшилин. Ахало о шэавад, ло йевашэль алав батхила. Вэим шийэр мимэну коль шэhу, сомэх алав лашабат. 

В праздник, выпавший накануне Субботы, нельзя начинать варить еду на Субботу. Но можно [в праздник] варить для [самого] праздника, а если еда останется, то ее можно использовать в Субботу. И [мудрецы постановили, что в случае праздника, выпавшего накануне Субботы] следует еще до наступления праздника приготовить блюдо на Субботу, что позволить затем в сам праздник продолжать готовить для Субботы.
По мнению школы Шаммая [заранее следует приготовить] не менее двух блюд, а по мнению школы hиллеля достаточно одного. И [мудрецы обеих школ] сходятся во мнениях, что рыба, которую пожарили, залив яйцом, считается двумя блюдами. Если [блюдо, составляющее эрув тавшилин] было съедено или утеряно [в праздник еще до того, как была приготовлена с Субботняя еда], начинать готовить [с праздника на Субботу] нельзя. Но если от этого блюда осталось хоть что-нибудь, это позволяет готовить [в праздник] на Субботу.
 
Мишна 2
 
2. Халь лиhйот ахар hашабат, бэйт Шамай омрим, матбилин эт hаколь милифнэй hашабат, увэйт hилэль омрим, кэлим милифнэй hашабат, вэадам башабат.
 
Если праздник выпадает после Субботы, то по мнению школы Шаммая следует окунать [в микву] всё [окунать посуду и окунаться людям] еще до наступления Субботы.
А по мнению школы hиллеля посуду в таком случае следует окунать перед Субботой, а люди могут окунаться и в саму Cубботу.
 
 Мишна 3 
 
3. Вэшавин шэмашикин эт hамаим бихли эвэн лэтаhаран, аваль ло матбилин. Уматбилин мигав лэгав умэхавура лахавура.
 
И [мудрецы обеих школ] сходятся во мнениях, что [пригодную для питья] воду, ставшую ритуально нечистой, можно, налив ее в каменный сосуд, на мгновение погрузить вместе с ним в микву [вода которой не непригодна для питья], чтобы тем самым очистить [содержащуюся в каменном сосуде питьевую воду] от ритуальной нечистоты. Но это не разрешается делать с сосудом, принимающим ритуальную нечистоту.
А окунать [в микву сосуд, который уже ритуально чист] для того, чтобы придать ему более высокий статус чистоты, или для того, чтобы сменить группу [в которой этот сосуд собирались использовать во время Пасхальной жертвы], разрешено.
 
Мишна 4 
 
4. Бэйт Шамай омрим, мэвиин шламим вээйн сомхин алэйhэн, аваль ло олот. Увэйт hилэль омрим. Мэвиин шламим вэолот вэсомхин алэйhэм. 
 
По мнению школы Шаммая [в праздник в Храме] приносят мирные жертвы, не совершая при этом рукоположения на них. Тогда, как жертвы всесожжения в праздник не приносят вообще. А по мнению школы hиллеля [в праздник] приносят как мирные жертвы, так и жертвы всесожжения и совершают при этом рукоположение.
 
 
Мишна 5 
 
5. Бэйт Шамай омрим, ло яхэм адам камин лэраглав, зла им кэн рэуин лиштия. Увэйт hилэль матирин. 
Осэ адам мэдура умитхамэм кэнэгда.
 
По мнению школы Шаммая [в праздник] запрещено нагревать воду для омовения ног, если эта вода не пригодна для питья, а по мнению школы hиллеля это разрешено. [Кроме того, по мнению школы hиллеля в праздник также] разрешено разводить костер, чтобы греться возле него.
 
Мишна 6
 
6. Шлоша дварим Рабан Гамлиэль махмир кэдиврэй бэйт Шамай: эйн томнин эт hахамин мийом тов лашабат вээйн зокфин эт hамэнора бэйом тов вээйн офин питин грицин эла рекикин. Амар Рабан Гамлиэль, мимэйhэн шэль бэйт аба ло hайу офин питин грицин, эла рэкикин. Амру ло, ма наасэ лэвэйт авиха, шэhайу махмирин аль ацман умэкилин лэхоль Исраэль, лиhйот офин питин грицин вахори.

В трёх вещах Раббан Гамлиэль склоняется к более строгому решению в соответствии с мнением школы Шаммая – [в том, что] нельзя укутывать [сохраняющим тепло покрытием] горячую еду с [выпавшего в канун субботы] праздника на субботу, нельзя собирать в праздник [состоящий из деталей] подсвечник и печь [в праздник] можно не крупный, а только мелкий хлеб. Сказал Раббан Гамлиэль [в подтверждение своих слов]: никогда в доме моего отца [в праздник] не пекли крупный хлеб, но лишь мелкий. Сказали ему [другие мудрецы, возражая]: в доме твоего отца устрожали [законы hалахи] применимо к себе, но облегчали [эти законы] для всего народа Израиля, разрешая печь [в праздник] толстый хлеб и пироги.

Мишна 7 
 
7. Аф hу амар шлоша дварим лэhакэль: мэхабдин бэйн hамитот, уманихин эт hамугмар бэйом тов, вэосин гди мэкулас бэлэйлэй псахим. Вахахамим осрин.
 
Он же [Раббан Гамлиэль] в трех вещах велел следовать менее строгому мнению: [он считал, что в праздник] подметают [пол – даже земляной] между кроватями [возлежа на которых ели в те времена], и кладут в праздник воскурения [на угли, воскуряя их], и подают во время пасхальной трапезы [даже в наше время, когда нет Храма] целиком зажаренного ягненка. А [остальные] мудрецы все это запрещают.
 
Мишна 8
 
8. Шлоша дварим Рабби Элъазар бэн Азария матир, вахахамим осрин. Парато йоцъа бирцуа шэбэйн карнэhа,
умэкардин эт hабэhэма бэйом тов, вэшохакин эт hапильпэлин барэхаим шэлаhэм. Раби Йеhуда омэр, эйн мэкардин эт hабэhэма бэйом тов, мипнэй шэосэ хавура, аваль мэкарцэфин. Вахахамим омрим, эйн мэкардин, аф ло мэкарцэфин.
 
Три вещи Рабби Элазар Бен-Азарья разрешает, а [остальные] мудрецы запрещают: чтобы [в Субботу] корова выходила [в общественные владения, в которых в Субботу запрещено переносить предметы] с ремнем между рогов [который вешали для красоты], и расчесывают домашний скот [специальными] железными гребнями в праздник, и растирают перец на предназначенных для этого жерновах. Рабби Иеhуда говорит: скот не расчесывают железными гребнями в праздник, поскольку так его можно поцарапать, но его расчесывают деревянными гребнями.
А мудрецы говорят: [скот в праздник] не расчесывают ни железными, ни деревянными гребнями.
 
Мишна 9
 
9. hарэхаим шэль пильпэлин, тмэа мишум шлоша кэлим, мишум кли кибуль, умишум кли матахот, умишум кли квара.
 
Жернова для размолки перца в том, что касается ритуальной нечистоты, считаются состоящими из трех частей – нижнего деревянного сосуда [в который падает размолотый перец], верхних метaлических жерновов [которые размалывают перец] и [расположенного между ними деревянного] сита.
 
Мишна 10
 
10. Агала шэль катан тмэа мидрас вэнитэлэт башабат, вээйна нигрэрэт эла аль габэй кэлим. Раби Иеhуда омэр, коль hакэлим эйн ниграрин хуц мин hаагала мипнэй шэhи ковэшэт.
 
Тележка ребенка [опираясь на которую, он учится ходить] приобретает ритуальную нечистоту как вещь, предназначенная для того, чтобы служить опорой [при ходьбе, сидении и лежании], и ее можно брать в руки в субботу и можно перетаскивать  с одного места на другое только по покрытию [а не по рыхлой земле, в которой она может сделать борозду, что запрещено в Субботу и праздник.
Рабби Йеуда говорит: нельзя перетаскивать по рыхлой земле все вещи, кроме тележки, поскольку она [не вскапывает ее], а утрамбовывает.
 
 
Глава 3
 
Мишна 1
 
1. Эйн цадин дагим мин hабиварин бэйом тов, вээйн нотнин лифнэйhэм мэзонот. Аваль цадин хая ваоф мин hабиварин, вэнотнин лифнэйhэм мэзонот. Рабан Шимъон бэн Гамлиэль омэр, ло коль hабиварин шавин. Зэ hаклаль, коль hамэхусар цэйда асур, вэшээйно мэхусар цэйда мутар.
 
В Праздник нельзя отлавливать [для употребления в еду] рыбу из водоемов, в которых их разводят, и нельзя давать им еду. Но можно отлавливать [кошерных] птиц и животных из вольеров, в которых их содержат, и можно давать им еду. Раббан Шимон Бен-Гамлиэль [поясняя вышеприведенный закон] говорит: это зависит от [размеров] вольера. Общее правило в этом таково – то животное, которое [содержится в столь большом вольере, что его там] нужно ловить [поскольку его нельзя схватить одним движением], запрещено [отлавливать в праздник], а то животное, которое не нужно ловить [и можно схватить одним движением], разрешено [отлавливать в праздник]. 

Мишна 2
 
2. Мэцудот хая ваоф вэдагим шэасаан мээрэв йом тов, ло итоль мэhэн бэйом тов, эла им кэн йодэа шэницоду мээрэв йом тов. Умаасэ бэнохри эхад, шэhэви дагим лэрабан Гамлиэль, вэамар, мутарин hэн, эла шээйн рэцоно лэкабэль hэймэну.
 
Из силков для зверей, птиц и рыб, которые были расставлены накануне праздника, нельзя в праздник брать [поймавшуюся в них добычу], если [поставивший их] не знал еще до наступления праздника, что эта добыча в них попалась.
Однажды один нееврей принес в [праздник] рыбу Раббану Гамлиэлю и тот сказал: эта рыба разрешена для использования, но я не хочу принимать ее у него.
 
Мишна 3

3. Бэhэма мэсукэнэт ло ишхот, эла им кэн йеш шаhут байом лээхоль мимэна кезайт цали. Раби Акива омэр, афилу кезайт хай мибэйт твихата. Шхата басадэ, ло евиэна бамот увамота. Аваль мэви бэйадо эварим эварим.
 
Смертельно больное [но кошерное] животное [которое хозяин хочет зарезать, опасаясь, что оно сдохнет] можно забивать в праздник только при условии, что [до исхода праздника] еще остается время [освежевать его тушу, а затем приготовить и] съесть [по меньшей мере] кезайт жаренного мяса. Рабби Акива говорит: [это позволено] даже если остается время лишь на то, чтобы съесть кезайт сырого мяса из перерезанного горла [не освежевывая туши и не жаря мяса]. Тому, кто зарезал [в праздник] животное в поле, нельзя нести [тушу целиком, подвешенную] на шесте или на носилках. Но он может перенести [тушу] по частям в руках.
 
Мишна 4
 
4. Бехор шэнафаль лабор, Раби Йеуда омэр, йэрэд мумхэ вэиръэ, им йеш бо мум, яалэ вэишхот. Вэим лав, ло ишхот. Раби Шимъон омэр, коль шээйн мумо никар мибэод йом, эйн зэ мин hамухан.
 
Если первенец [кошерного домашнего животного], упал [в праздник] в яму [и при этом существует подозрение, что он имеет увечье, а с другой стороны существует опасность, что он сдохнет до конца праздника], то, по мнению Рабби Йеуды специалисту можно спуститься [в яму] и осмотреть его если у него окажется увечье [лишающее его статуса первенца], его можно поднять [из ямы] и зарезать, а если нет, то резать его нельзя. Рабби Шимон [оспаривая это мнение] говорит: тот [первенец], у которого не было установлено [специалистом] увечье накануне праздника, не предназначен для праздника [и в праздник специалисту его не показывают].
 
Мишна 5
 
5. Бэhэма шэмэта, ло езизэна мимкома. Умаасз вэшаалу эт Раби Тарфон алэhа вэаль hахала шэнитмэа. Вэнихнас лэвэйт hамидраш вэшааль, вэамру ло, ло езизэм мимкомам.
 
Если в праздник умирает животное [предназначенное для жертвоприношения], его тушу нельзя сдвигать с места. Однажды Рабби Тарфона спросили о таком животном и о хале, которая [в праздник] приобрела статус ритуальной нечистоты, и он зашел в Бейт-Мидраш и задал этот вопрос [находившимся там мудрецам], и они сказали ему: их нельзя сдвигать с места.
 
Мишна 6
 
6. Эйн нимнин аль hабэhэма лэхатхила бэйом тов, аваль нимнин алэhа мээрэв йом тов вэшохатин умэхалкин бэйнэйhэн. Раби Йеhуда омэр, шокэль адам басар кэнэгэд пакли о кэнэгэд hакофиц. Вахахамим омрим, эин машгихин бэхаф мознаим коль икар.
 
В праздник не договариваются купить тушу животного в складчину, но можно договориться об этом накануне праздника, а затем в праздник забить животное и разделить между собой [мясо]. Рабби Йеhуда говорит: в праздник взвешивают мясо на весах [не при помощи гирь], а при помощи сосуда или ножа, а [другие] мудрецы [не соглашаясь с ним] говорят: в праздник вообще не пользуются весами.
 
Мишна 7
 
7. Эйн машхизин эт hасакин бэйом тов, аваль масиа аль габэй хавэрта. Ло йомар адам латабах, школь ли бэдинар басар, аваль шокэт умэхалким бэйнэйhэн.
 
В праздник не затачивают нож [при помощи точильного камня], но [подтачивают] один нож о другой. Нельзя [в праздник] попросить у мясника: «Дай мне мяса на динар» но сам мясник может зарезать животное и раздать им [своим клиентам] его мясо.
 
Мишна 8
 
8. Омэр адам лахавэро, малэ ли кли зэ, аваль ло бэмида. Раби Йеhуда омэр, им hая кли шэль мида, ло емалъэну. Маасэ бэаба Шауль бэн Ботнит, шэhая мэмалэ мидотав мээрэв йом тов вэнотнан лалакохот бэйом тов. Аба Шауль омэр, аф бамоэд осэ хэн мипнэй бэрурэй hамидот. Вахахамим омрим, аф бахоль осэ хэн, мипнэй мицуй hамидот. hолэх адам эцэль хэнвани hарагиль эцло, вэомэр ло, тэн ли бэйцим вээгозим бэминьян, шэкэн дэрэх бааль hабайт лиhйот монэ бэтох бэйто.
 
Человек может сказать [в праздник] своему знакомому: «Наполни мне этот сосуд [вином, маслом и т.д.], но без того, чтобы просить у него отмерить конкретное количество. Рабби Йеhуда говорит: если это был мерный сосуд [сосуд, предназначенный для измерения], то его нельзя наполнять [даже таким способом]. Рассказывают об Абба-Шауле Бен-Ботните, который [торгуя маслом] заранее наполнял мерные сосуды накануне праздника, чтобы затем дать их своим клиентам в праздник. Абба-Шауль говорит: он и в полупраздничные дни делает также [наполняя сосуды заранее – накануне ночью], чтобы не нужно было тратить время на [связанные с этим] измерения. А мудрецы говорят: он так делает и будни, чтобы [медленно и неторопясь заполняя маслом сосуд покупателя] полностью исчерпать меру [во избежание недолива].
 
Глава 4
 
Мишна 1
 
1. hамэви кадэй йаин мимаком лэмаком, ло евизм басаль увакупа, аваль мэви hу аль ктэфо о лэфанав. Вэхэн hамолих эт hатэвэн, ло яфшиль эт hакупа лаахорав, аваль мэвиа hу бэядо. Уматхилин баарэмат hатэвэн, аваль ло бээцим шэбамукцэ.
 
Тому, кто [в праздник] переносит кувшины с вином с одного места на другое, нельзя нести их при этом в кошелке или корзине, но он может переносить [кувшин], держа его на плече или неся в руках. Подобным образом, тот, кто несет корзину с сеном [для растопки или в корм скоту],
не должен нести корзину, забросив ее за спину, но он может нести ее в руках.
И [в праздник] можно взять [для растопки] сено [даже если оно не было предназначено для этого накануне], но не отложенную для сохранения древесину [предназначенную для строительства]. 
 
Мишна 2
 
2. Эйн нотлин эцим мин hасука, эла мин hасамух ла. Мэвиин эцим мин hасадэ мин hамэхунас, умин hакарпэф афилу мин hамэфузар. Эйзэhу карпэф? Коль шэсамух лаир, диврэй Рабби Йеhуда. Рабби Йоси омэр, коль шэнихнасин ло бапотахат, ваафилу бэтох тхум Шабат.
 
Нельзя [в праздник] брать доски, являющиеся частью [каких-либо] строений, но можно брать доски, которые лишь прислонены к ним.
Можно принести древесину [для растопки] с поля, если она была там собрана заранее, и с хозяйственного двора, даже если она была разбросана. Что [в данном отношении] считается двором? По мнению Рабби Иеhуды, это любая [территория], смежная с городом. А по мнению Рабби Йоси, это [также территория, огражденная забором и закрытая на замок], куда можно зайти лишь отперев ее ключом, даже если она отстоит от города на расстояние, на которое в субботу [и праздники] можно отдаляться от города [то есть на две тысячи локтей].
 
Мишна 3 

3. Эйн мэвакъин эцим, ло мин hакорот, вэло мин hакора шэнишбэра бэйом тов.
Вээйн мэвакъин ло бакардом вэло бамэгэра, вэло бамагаль, эла бакофиц. Байт шэhу малэ пэрот, сатум вэнифхат, нотэль мимэком hапхат. Рабби Мэир омэр, аф похэт лэхатхила вэнотэль.
 
Нельзя [в праздник] откалывать древесину [в качестве дров] ни от бревен [предназначенных для строительства], ни от сломавшейся в праздник балки. А [от предназначенного для дров бревна в праздник] не откалывают [куски древесины на дрова] ни топором, ни пилой, ни серпом, а тесаком.
Из строения, заполненного фруктами, вход в которое был заложен [кирпичами], часть из которых затем упали [частично открыв проход и дав возможность взять находящиеся внутри плоды], их можно брать через место пролома. Рабби Меир говорит: закладывающие вход [кирпичи в таком случае] можно даже убрать самому, чтобы взять [находящиеся внутри фрукты].
 
Мишна 4
 
4. Эйн потхин эт hанэр, мипнэй шэhу осэ кэли. Вээйн осин пэхамин бэйом тов, вээйн хотхин эт hаптила лишнаим. Раби Йеhуда омэр, хотха баур лиштэй нэрот.
 
Нельзя [в праздник] делать отверстие [для масла] в [глиняной заготовке плошки] свечи, поскольку тем самым [заготовку] превращают в сосуд. В праздник также нельзя [специально] делать [из используемой в качестве дров древесины] уголь.
А также нельзя разрезать фитиль [вставляемый в плошку свечи] пополам. Рабби Йеhуда говорит: его можно [вставить двумя концами в две стоящие рядом свечные плошки, а затем зажечь посередине и тем самым] пережечь пополам.
 
Мишна 5
 
5. Эйн шоврин эт hахэрэс, вээйн хотхин эт hанэяр лицлот бо малиах, вээйн горфин танур вэхираим, аваль мэхабшин, вээйн макифин штэй хавийот лишпот алэйhэн эт hакдэра, вээйн сомхин эт hакдэра бабакаат, вэхэн бадэлэт, вээйн манhигин эт hабэhэма бамакэль бэйом тов вэРабби Элъазар бэраби Шимон матир.
 
Нельзя [в праздник] ломать глиняные черепки или нарезать бумагу, чтобы поджарить соленую рыбу. А также нельзя выгребать [глину, которой замазывали] жаровню или печь [очищая их для нового использования], но [оставшиеся в них угли и сажу]. И не ставят рядом две [глиняные] бочки, чтобы [разведя между ними огонь] поставить на них сверху кастрюлю [сделав из них таким образом некое подобие печи]. И не подпирают кастрюлю или дверь куском древесины [предназначенным для растопки]. И нельзя в праздник погонять скотину палкой, а Рабби Эльазар сын рабби Шимона это разрешает.
 
Мишна 6
 
6. Рабби Элъазар омэр, нотэль адам кзйсам мишэлэфанав лахацоц бо шинав, умэгабэв мин hэхацэр умадлик, шэколь ма шэбэхацэр мухан hу. Вахахамим омрим, мэнагэв мишэлэфанав у мадлик.
 
Рабби Элиэзер говорит: человек может взять [в праздник] щепку из имеющихся у него [дома] для того, чтобы использовать ее в качестве зубочистки, а также может собрать щепки во дворе и разжечь ими огонь под кастрюлей, поскольку все, что у него имеется [дома и даже] во дворе, считается приготовленным для использования [в праздник]. А [другие] Мудрецы [возражая ему] говорят: он может [лишь] взять щепку из имеющихся у него [дома и лишь] для того, чтобы разжечь огонь.
 
Мишна 7
 
7. Эйн моциин эт hаур ло мин hаэцим вэло мин hааваним вэло мин hэафар вэло мин hамаим, вээйн лэлабнин эт hарэафим лицлот баhэн. Вэод амар Рабби Элиэзэр, омэд адам аль hамукцэ эрэв шабат башвиит, взомэр, микан ани охэль лэмахар. Вахахамим омрим, ад шэиршом вэиомар, микан вэад кан.
 
Нельзя извлекать огонь [в праздник] ни из деревяшек, ни из камней, ни из песка, ни из воды [разогревая ее в сосуде на солнце и, зажигая затем об этот сосуд вычесы льна].
А также нельзя накалять на огне [необожженные глиняные] черепки, чтобы затем жарить на них.
И еще сказал Рабби Элиэзер: человек может, стоя возле плодов, подвешенных для сушки [чтобы сделать из них сухофрукты], накануне наступления субботы [даже] в год шмиты, сказать: «Отсюда я возьму [плоды для еды] завтра», а [другие мудрецы] говорят: только если он четко обозначит, какие именно плоды возьмет.
 
Глава 5
 
Мишна 1
 
1. Машилин пэрот дэрэх аруба бэйом тов, аваль ло башабат, умэхасим пэрот бакэлим мипнэй hадэлэф, вэхэн кадэй йаин  вэхадэи шэмэн. Вэнотнин кли тахат  hадэлэф башабат.
 
Плоды [которые сушились на крыше] можно сбрасывать в дом через отверстие печной трубы в праздник, но не в Субботу. Плоды [разложенные для сушки во дворе] можно накрыть [в праздник], чтобы защитить от потока воды [льющегося на них с крыши], а также [можно накрыть в праздник, чтобы не попала в них вода] кувшины с вином и кувшины с маслом. И можно в Субботу поставить сосуд, чтобы в него лилась [дождевая] вода с крыши.
 
 Мишна 2
 
2. Коль шэхаявин алав мишум швут, мишум рэшут, мишум мицва башабат, хаявин алав бэйом тов. Вээлу hэн мишум швут: ло олин баилан, вэло рохвин аль габэй бэhэма, вэло шатин аль пнэй hамаим, вэло мэтапхин, вэло мэсапкин, вэло мэракдин. Вээлу hэн мишум рэшут: ло данин, вэло мэкадшин, вэло хольцин, вэло мэябмин. Вээлу hэн мишум мицва: ло макдишин, вэло маарихин, вэло махримин, вэло магбиhин трумот умаасрот. Коль элу бэйом тов амру, каль вахомэр башабат. Эйн бэйн йом тов лашабат, эла охэль нэфэш бильвад.
 
Все те вещи, которые запрещены [мудрецами] в Субботу ради [сохранения заповеданного Торой] субботнего отдыха, [включая] те, которые являются богоугодными делами, и [даже] те, которые являются заповедями, запрещены также в праздник. К тем вещам, которые запрещены ради [сохранения] субботнего отдыха, относятся запреты залезать на дерево, ехать верхом на лошади, плыть по воде, хлопать в ладоши, хлопать себя по бедрам и танцевать.
К тем вещам, которые запрещены, хотя они и являются богоугодными делами, относятся запрет заседать в суде, обручаться с женщиной, [а также] заключать или расторгать левиратный брак.
К тем вещам, которые запрещены, [несмотря на то, что] являются заповедями, относятся запрет посвящать [какое-либо имущество] Храму, оценивать [для передачи Храму во исполнение обета] чью-либо стоимость, предназначать для Храма [животных] и отделять приношения [для коhэнов] и десятину [для левитов]. Все это запрещено [мудрецами] в праздник и тем более – в Cубботу. И единственной разницей между запретами праздников и Cубботы является разрешение готовить пищу в праздник.
 
Мишна 3
 
3. hабэhэма вэhакэлим кэраглэй hабэалим. hамосэр бэhэмто ливно о лароэ, hарэй элу кэраглэй hабэалим. Кэлим hамэюхадин лээхад мин hаахин шэбабаит, hарэй элу кэраглав. Вэшээйн мэюхадин, hарэй элу камаком шэhолхин.
 
Домашних животных и посуду можно перемещать [в праздник] внутри тех же пределов, в которых можно перемещаться их владельцам. [Поэтому] животное, которое [владелец] передает своему сыну или пастуху [чтобы пасти его в праздник], можно [пасти] только там, куда можно идти самому владельцу.
Те предметы, которые являются частной собственностью одного из живущих в доме братьев, можно переносить туда, куда тот сам имеет право пойти. А те предметы, которые [будучи общими] не являются частной собственностью ни одного из братьев, можно переносить только в тех переделах, в которых можно передвигаться им всем [вместе].
 
Мишна 4
 
4. hашоэль кли мэхавэро мээрэв йом тов, кэраглэй hашоэль. Бэйом тов, кэраглэй hамашъиль. hаиша шэшаала мэхавэрта твалин умаим умэлах лэисата, hарэй элу кэраглэй штэйhэн. Рабби Йеhуда потэр бамаим, мипнэй шээйн баhэн мамаш. 
 
Тот, кто до наступления праздника попросил у другого какой-либо предмет, [даже если он получил его в праздник] имеет право переносить его в своих собственных пределах [как если бы это была его собственная вещь]. [Но если он попросил этот предмет уже] в сам праздник, то переносить его можно лишь в пределах перемещения его владельца. Женщина, которая [в праздник] попросила у своей подруги приправу для блюда или же воду, или соль для теста, может переносить их [это блюдо или тесто] лишь в тех пределах, в которых они могут передвигаться обе. Рабби Йеhуда разрешает в случае с водой [переносить ее в праздник куда угодно], поскольку она [в тесте] не ощущается.
 
 Мишна 5 
 
5. hагахэлэт кэраглэй hабэалим, вэшальhэвэт бэхоль маком. Гахэлэт шэль hэкдэш моалин ба, вэшальhэвэт ло нэhэнин вэло моалин. hамоци гахэлэт лиршут hарабим, хаяв. Вэшальhэвэт, патур. Бор шэль яхид, кэраглэй hаяхид. Вэшэль аншэй ота hаир кэраглэй аншэй ота hаир. Вэшэль олэй бавэль, кэраглэй hамэмалэ.
 
Горящую головню можно переносить лишь в тех пределах, в которых можно передвигаться ее владельцу, но [зажженое от нее] пламя можно переносить куда угодно. Тот, кто использовал в личных целях, головню Храма, совершил грех использования храмового имущества в личных целях [и должен принести искупительную жертву]. А тот, кто подобным образом использовал ее пламя, такого греха не совершил, хотя делать так и нельзя. Тот, кто [в Субботу] вынес головню из частного владения в общественное, [совершил тем самым вынос предмета и] нарушил Субботу. А тот, кто переместил пламя [например, подув на него] из одного владения в другое, нарушившим Субботу не считается [хотя делать так и нельзя].
Воду из частного колодца можно переносить в тех пределах, в которых может передвигаться владелец колодца.
Воду общегородского колодца можно переносить в пределах, дозволенных жителям этого города. А воду из колодцев, предназначенных для паломников [в Иерусалим] из Вавилона, можно переносить в тех пределах, в которых можно передвигаться тому, кто ее оттуда набрал.
 
Мишна 6

6. Ми шэhаю пэротав бэир ахэрэт, вээрву бнэй ота hаир лэhави эцло мипэротав, ло явиу ло. Вэим эрэв hу, пэротав камоhу.
 
Если чьи-то плоды [или что-либо иное, предназначенное для использования в праздник] находились [в момент наступления праздника] в другом городе [который находится от его города на расстоянии большем, чем две тысячи локтей], и жители этого города сделали [перед праздником] эрув тхумин [что позволяет им прийти в праздник из своего города в его], им нельзя принести для него его плоды. А если сам он сделал эрув тхумин, то его плоды имеют тот же статус, что и он [и их можно переносить туда, куда их владелец имеет право пойти].
 
Мишна 7
 
7. Ми шэзимэн эцло орхим, ло йолиху бэядам манот, эла им кэн зика лаhэм манотэйhэм мээрэв йом тов. Эйн машкин вэшохатин эт hамидбарийот, аваль машкин вэшохатин эт hабайтот. Элу hэн байтот: hаланот баир. Мидбарийот – hаланот баафар.
 
Гостям, которых пригласили [в праздник в гости в другой город], нельзя нести с собой обратно еду [с трапезы]. Исключением является ситуация, когда [пригласивший к себе гостей] хозяин заранее до наступления праздника подарил им эту еду [через другого человека].
Нельзя [в праздник] поить и забивать пустынных коров, но можно поить и забивать домашних. Какие [коровы] считаются домашними? Те, которые ночуют в городе.
А какие считаются пустынными? Те, которые ночуют на пастбище.

 

Трактат Тамид

Глава 1

Мишна 1

1. Бишлоша мэкомот haкohaним шомрим бэвэйт hамикдаш. Бэвэйт Автинас, бэвэйт hаницоц, увэвэйт hамокэд. Бэйт Автинас увэйт hаницоц һаю алийот, вэһаровим шомрим шам.

Бэйт hамокэд, кипа, уваит гадоль hая, мукаф ровдим шэль эвэн, вэзикнэй бэйт ав йешэним шам, умафтэхот hаазара бэядам. Уфирхэй кэhуна иш кисто баарэц. Ло hаю йешэним бэвигдэй кодэш, эла поштин умэкаплин уманихим отан тахат рошэйhэн, умиткасин бихсут ацман. Эра кэри лээхад мэhэн, йоцэ вэhолэх ло бимсиба hаhолэхэт тахат hабира, вэhанэрот долкин микан умикан, ад шэhу магиа лэвэйт hатвила, умэдура hайта шам, увэйт кисэ шэль кавод. Вэзэ һайа кводо, мэцао науль, йодэа шэйеш шам адам. Патуах, йодэа шээйн шам адам. Ярад вэтаваль, ала вэнистапаг, вэнитхамам кэнэгэд haмэдура, ба вэяшав ло эцэль эхав haкohaним ад шэһашэарим нифтахим, йоцэ вэhoлэх ло.

В трех местах коһены стояли на страже в Храме: в [здании под названием] Бейт Автинас, в [здании под названием] Бейт ha-Ницоц и в [здании под названием] Бейт hа-Мокед. В [зданиях] Бейт Автинас и Бейт ha-Ницоц были возвышения, и юноши-лучники [из числа коһенов] стояли там на страже. Бейт hа-Мокед состоял из купола, венчающего большое здание [внутренняя часть которого] была окружена выступающими из стен [в виде подымающихся вверх ступеней] каменными скамьями. Там [на этих каменных скамьях] спали старейшины коhенских семейств, в руках которых были ключи от Храмового двора. А молодые Коhены спали, постелив себе на полу. [Коhены] не спали в священной [коhенской] одежде [в которой они служили в Храме], а снимали ее, складывали и клали у своего изголовья, укрываясь [во время сна] своим собственным одеянием. Если один из них [во время сна] стал нечист вследствие семяизвержения [поллюции], он выходит и идет особым извилистым [подземным] проходом, находящимся под Храмом, в котором с обеих сторон горели свечи, пока не попадет в помещение, предназначенное для окунания [в находившейся там микве]. Там горел огонь [у которого согревались коhены после окунания] и находилась уборная [хранящая] достоинство [тех, кто ей пользовался]. Это [сохранение] достоинства,   выражалось в том, что если она оказывалась закрытой, это служило знаком, что в ней кто-то есть, а если открытой – это служило знаком, что в ней никого нет. [Ставший нечистым] коһен спускался вниз [в микву] и окунался, а затем подымался наверх, вытирался, грелся у огня и шел обратно к своим братьям коһенам [в Бейт ha-Moкед], среди которых он находился, пока не отпирались утром ворота храмового двора, [после чего] он выходил наружу и уходил.

Мишна 2

2. Ми шэһу роцэ литром эт һамизбэах, машким вэтoвэль ад шэло явo haмэмyнэ. Вэхи бээйзо шаа haмэмyнэ ба? Ло коль hаитим шавот, пэамим шэһу ба микриат haгэвэр, о самух ло милфанав о милэахарав. һамэмунэ ба вэдофэк алэйһэм, вэhэм патху ло. Амар лаһэн, ми шэтаваль яво взяфис. hэфису, заха ми шэзаха.

Тот [из находившихся в Храме коһенов], кто хотел участвовать в [жеребьевке, при помощи которой решалось, кто будет в этот день совершать] очищение жертвенника от пепла, должен был встать рано утром и окунуться в микву еще до того, как придет Ответственный [за распределение работ]. А в котором часу приходил ответственный? Это время менялось – иногда он приходил с петухами [перед рассветом], а [иногда] незадолго до или сразу после этого. Ответственный приходил и стучался к ним [в ворота], и они открывали ему. Он говорил: тот, кто окунулся в микву, пусть придет и участвует в жеребьевке. [После этого] делали жеребьевку и кто [в ней] выигрывал, тот и получал право [очистить жертвенник от пепла].

Мишна 3

3. Наталь эт һамафтэах уфатах эт hапишпэш, вэнихнас мибэйт hамокэд лаазара, вэнихнэсу ахарав, уштэй авукот шэль ур бэядам. Bэнэхлэку лиштэй китот, элy hoлхим бааxсaдра дэрэх hамизpax, вээлу hoлхим бааxсaдра дэрэх һамаарав. hаю бодкин вэһолхин ад шэмагиин лимком бэйт осэй хавитим.

һигиу элу ваэлу, амру: шалом, haколь шалом. hээмиду осэй хавитим лаасот хавитим.

[Ответственный за распределение работ] брал ключ и отпирал калитку [в воротах Бейт ha-Moкеда]. Он проходил [через эту калитку] из Бейт ha-Moкеда на территорию храмового двора, и за ним [туда] входили [коһены] с двумя горящими факелами. Они разделялись на два отряда, один из которых шел через колоннаду [примыкающую изнутри к наружной стене храмового двора] на восток, а второй – через колоннаду на запад. И таким образом они проверяли [все ли в порядке и вся ли храмовая утварь готова для использования, проходя [весь двор по периметру], пока не достигали здания [в восточной части двора], в котором выпекали мучное приношение [приносимое первосвященником дважды в день].

Когда они встречались, говорили друг другу: Мир! Все пребывает в мире! Тех, кто занимался выпечкой мучного приношения, оставляли [в предназначенном для это здании], чтобы они занялись их выпечкой.

Мишна 4

4. Ми шэзаха литром эт һамизбэах, һу итром эт һамизбэах, вэhэм омрим ло, hизаһэр шэма тига бакэли, ад шэтэкадэш ядэха вэраглэха мин haкийор, ваhарэй һамахта нэтуна бамикцоа бэйн haкэвэш ламизбэах бэмаараво шэль кэвэш. Эйн адам нихнас имо, вэло нэр бэядо, эла мэhaлэх лэор һамаараха.

Ло hаю роин oтo, вэло шомъин эт коло ад шэшомъин коль һаэц шэаса Бэн Катин мухни лакийop, zэһэн омрим: hигиа эт! Кидэш ядав вораглав мин һакийор, наталь махтат haкэсэф вэала лэрош һамизбэах, уфина эт haгэхалим hэйлах вэһэйлах вэхата мин һамэукалот hапнимийот, вэярад. һигиа ларицпа, hафах панав лацафон, һалах лэмизрахо шэль кэвэш кээсэр амот. Цавар эт haгэхaлим аль габэй hарицпа рахок мин haкэвэш шлоша тфахим, маком шэнoтнин муръот һаоф вэдишун мизбэах hапними вэһамэнора.

[После этого] тот, кто [во время жеребьевки] получил право очистить жертвенник от пепла, шел очищать жертвенник. А они [остальные коhены] говорили ему: будь осторожен – не касайся инструмента, пока не освятишь свои руки и ноги [омыв их водой] из особого сосуда [предназначенного для этого], а совок [для сгребания пепла] находится в угловой части [жертвенника] между [ведущим на жертвенник] пандусом и жертвенником, на западной стороне пандуса. Никто не имеет права заходить вместе с ним [в пространство между жертвенником и воротами здания Храма], и у него в руке не должно быть свечи – он ориентируется благодаря свету горящего на жертвеннике огня. Его не видели и не слышали его голоса, пока не раздавался звук деревянного ворота, который Бен-Катин установил для [наполнения водой] сосуда [предназначенного для омовения рук и ног].

В этот момент они говорили: «Пришло время!» После того, как он омывал руки и ноги из сосуда, он брал серебряный совок и подымался на жертвенник. Он разгребал угли во все стороны, набирал в совок полностью сгоревшие угли из внутренней части и спускался с жертвенника. Когда он [спустившись с жертвенника, вновь] ступал на камни храмового двора, он поворачивал на север и проходил к востоку от [ведущего на жертвенник] пандуса расстояние около десяти локтей. Там он собирал угли [в кучку] на полу [высыпав их из совка] на расстоянии в три кулака [к востоку] от пандуса – там же, куда клали зобы [приносимых в жертву] птиц, [а также] пепел внутреннего жертвенника и [огарки фитилей] храмового светильника.

Глава 2

Мишна 1

1. Рауһу эхав шэярад, вэhэм рацу увау, миһару вэкидшу едэйһэн вэраглэйһэн мин һакийор, натлу эт haмaгрэфот вээт hацинорот вэалу лэрош һамизбэах. һаэварин вэһапрадин шэло нитъаклу мибаэрэв, сонкин отам лицдадэй hамизбэах. Им эйн hацдадин махзикин, содрин отам басовэв аль һакэвэш.

Когда его [того, кто очищал жертвенник от пепла] братья [остальные коһены] видели, что он спустился [с жертвенника], они бежали и торопились совершить омовение рук и ног из предназначенного для этого сосуда. [После этого] они брали специальные грабли [которыми сгребали пепел с жертвенника] и вилы [которыми подцепляли несгоревшие части жертвенных животных] и подымались на жертвенник. Те части туш и внутреннего жира, которые с вечера не сгорели, сдвигали к краям жертвенника. А если там не было места, их клали на [ведущий на жертвенник] пандус.

Мишна 2

2. hэхэлу маалин баэфэр аль габэй haтaпyax. Bэтапуах һая бээмца hамизбэах, пэамим алав кишлош мэот кор. Уварэгалим ло hаю мэдaшнин ото, мипнэй шэһу ной ламизбэах. Миямав ло нитъацэль haкohэн милэһоци эт һадэшэн.

Пепел [оставшийся на жертвеннике] сгребали в груду, которая находилась в центре жертвенника. Иногда там образовывалась [груда пепла в] триста куров. По праздникам пепел так и оставляли на жертвеннике, поскольку он украшает его [показывая, как много жертвоприношений было совершено]. И никогда не бывало такого, чтобы не нашелся коһен, который не вызвался бы вынести пепел с жертвенника [за пределы города].

Мишна 3

3. hэхэлу маалин багизрин лэсадэр эш һамаараха. Вэхи коль hаэцим кшэрим ламаараха? һэн. Коль hаэцим кшэрин ламаараха, хуц мишэль зайт вэшэль гэфэн. Аваль бээлу рэгилин: бэмурбийот шэль тээна вэшэль эгоз вэшэль эц шамэн.

На жертвенник [после его очищения от пепла] приносили дрова, чтобы разложить костер для жертвенного огня. А любые ли дрова годятся для жертвенного огня? Да, годятся любые дрова, кроме древесины оливы и винограда. Но обычно для этого использовали ветки фигового дерева, ореха и масличного дерева.

Мишна 4

4. Сидэр һамаараха гдола мизраха, вахазита мизраха, вэрoшэй haгизрин hапнимим һаю ногъим батапуах.

Bэрэвах һая бэйн haгизрим шэһаю мацитим эт һаалита мишам.

[Коһен, который очищал жертвенник от пепла] раскладывал в восточной части жертвенника большой костер, передняя часть которого была [тоже] направлена на восток [к краю жертвенника]. При этом направленные вовнутрь [жертвенника] концы дров касались собранного в центре пепла. А между дровами оставляли расстояние, в которое [вставляли] щепки, которыми разжигали [костер].

Мишна 5

5. Барэру мишам ацэй тээна яфин, лэсадэр һамаараха шния лакторэт микэнэгэд кэрэн мааравит дромит, машух мин haкэрэн клапэй цафон арба амот, бэомэд хамэш сэим гэхалим. Увашабат бэомэд шмонат сэим гэхалим, шэшам һаю нотнин шнэй бэзихэй лэвона шэль лэхэм haпaним. haэвaрим вэһапдарим шэло нитъаклу мибаэрэв, махзирин отан ламаараха.

hициту штэй hамаарахот баэш, вэярду увау лаhэм лэлишкат hагазит.

Выбирали лучшие дрова фигового дерева, чтобы сложить второй костер [угли которого использовались] для воскурений. [Складывали дрова Для этого костра] на юго-западном углу [жертвенника], отступив [от южного края жертвенника] четыре локтя на север. [Дров в этот костер] клали примерно столько, чтобы из них получилось пять сеа углей. А по субботам – примерно восемь сеа углей потому, что на них клали два ковша ладана хлебов предложения [которые воскуряли каждую субботу].

Те части туш и внутреннего жира, которые с вечера не сгорели, вновь клали в [большой] костер.

[После этого коһены] разжигали оба костра и шли в Зал тесанных камней.

Глава 3

 Мишна 1

1. Амар лаhэм hамэмунэ, боу вэhафису, ми шохэт, ми зорэк, ми мэдашэн мизбэах hапними, ми мэдашэн эт hамэнора, ми маалэ эварим лакэвэш, hарош, вэhарэгэль, уштэй һаядаим, hаокэц, вэһарэгэль, hэхазэ, вэһагэра, уштэй дфанот, haкраваим, вэһасолэт, вэһахавитим, вэһайаин. hэфису, заха ми шэзаха.

Говорил им [собравшимся в Зале тесанных камней коһенам] ответственный [за жеребьевку в соответствии с которой распределялись работы в Храме]: давайте кинем жребий, кто будет совершать забой [ежедневно приносившейся в Храме жертвы], кто будет кропить [ee кровью жертвенник], кто будет очищать от пепла внутренний жертвенник воскурений [находившийся внутри здания Храма], кто будет очищать от пепла [фитилей] менору, кто отнесет части туши [жертвенного животного] на [ведущий на жертвенник] пандус – [кто понесет] голову и заднюю [правую ногу], [кто понесет] две передних ноги, [кто понесет] заднюю часть туши, [кто понесет] заднюю [левую] ногу, [кто понесет] грудину, [кто понесет] шею, [кто понесет] две боковых части и [кто понесет] внутренности, [а также, кто понесет на жертвенник] муку, [кто понесет] выпеченные мучные приношения [приносимые ежедневно первосвященником], и [кто понесет] вино [которое ежедневно возливали на жертвенник].

[После этого] делали жеребьевку и тот, кто [в ней] выигрывал, получал право [выполнить соответствующую работу].

Мишна 2

2. Амар лаһэм haмэмунэ, цэу урэу им һигиа зман hашхита. Им һигиа, hapoэ омэр: баркай. Матья бэн Шмуэль омэр, һэир пнэй коль hамизрах. Ад шэһу бэхэврон, вэһу омэр: hэн. 

Говорил им [собравшимся в Зале тесанных камней коһенам] ответственный [за распределение работ]: выйдите и посмотрите [с высокого места в Храме], не наступило ли время забоя [жертвенного животного]. 

Когда наступало это время, наблюдатель говорил: «Светает!» А по мнению Матья Бен-Шмуэля [наблюдатель говорил]: «Осветился весь восток!» [Другие коһены] спрашивали у него: «Вплоть до Хеврона?» А он отвечал: «Да!»

 

Мишна 3

3. Амар лаһэм, цэу вэһавиу талэ милишкат һатлаим. Ваһарэй лишкат haтлaим һайта бэмикцоа цфонит мааравит. Вэарбалэшахот hаю шам, ахат лишкат һатлаим, вэахат лишкат бэйт hамокэд, вэахат лишка шэһаю осин ба лэхэм haпaним.

Говорил им [коһенам, получившим в результате жеребьевки право выполнить перечисленные выше работы] ответственный: «Идите и приведите ягненка из помещения для ягнят», а помещение для ягнят находилось в северо-западном углу храмового двора [возле Бейт ha-Moкеда]. А [всего] там [в северо-западном углу] было четыре помещения: помещение для ягнят, зал печатей, здание Бейт ha-Moкеда и помещение, в котором выпекали хлеба предложения.

Мишна 4

4. Нихнэсу лэлишкат haкэлим, вэһоциу мишам тишъим ушлошаклэй кэсэф ухлэй заhав. һишку эт hатамид бэхос шэль заhав. Аф аль пи шэһу мэвукар мибаэрэв, мэвакрин ото лэор һаавукот.

Заходили в помещение [в котором хранились храмовые] принадлежности и брали там девяносто три серебряных и золотых инструмента. Ягненка, предназначенного для принесения вжертву, поили из золотого сосуда. И хотя он был уже осмотрен [на предмет пригодности для принесения в жертву] накануне [за четыре дня до этого], его еще раз осматривали при свете факелов.

Мишна 5

5. Ми шэзаха батамид, мошхо вэhoлэх лэвэйт haмитбэхаим, умишэзаху бaэвaрим hoлхин ахарав. Бэйт haмитбэхаим һая лицфоношэль мизбэах, вэалав шмона амудим нанасин, урэвиит шэль эрэз аль габэйһэн, вэункэлайот шэль барзэль һаю квуин баһэн, ушлошасдарим һая лэхоль эхад вээхад, шэбаһэн толин, умафшитин аль шульханот шэль шаиш шэбэйн һаамудим.

Тот, кто [в результате жеребьевки] удостоился права [совершить забой] ежедневной жертвы, брал ягненка и шел к месту, предназначенному для забоя. А те, кто удостоились права отнести части туши [жертвенного животного] на [ведущий на жертвенник] пандус, шли за ним. Место, предназначенное для забоя, располагалось к северу от жертвенника. Там было восемь низких [каменных] столбов, на которых сверху были квадратные кедровые бруски с закрепленными на них железными крюками – по три ряда на каждом [бруске]. На них подвешивали [тушу забитого животного] и снимали с нее шкуру [положив тушу] на мраморные столы, находившиеся между столбами.

Мишна 6

6. Ми шэзаха бэдишун мизбэах hапними вэһамэнора, hаюмакдимин, вэарбаа кэлим бэядам, haтэни вэһакуз уштэй мафтэхот. haтэни домэ лэтаркав гадоль шэль заhав, махазик кабаин вахэци, вэһакуз домэ лэкитон гадоль шэль заhав. Уштэй мафтэхот, эхад йорэд лэамат hашэхи, вээхад потэах кэйван. 

Те [два коһена], которые [в результате жеребьевки] удостоились права совершить очищение от пепла внутреннего жертвенника воскурений и меноры, заранее приготовляли [для этого] четыре вещи: короб, ковш и два ключа. Короб был похож на большую корзину из золота и вмещал в себя два с половиной кава, ковш был похож на большой кувшин из золота, а два ключа были один для внутреннего замка [калитки в воротах Бейт ha-Moкеда], а другой – для замка, находившегося снаружи.

Мишна 7

7. Ба ло лэфишпаш hацфони. Ушнэй фишпашин һаю ло лэшаар haгaдoль, эхад бацафон вээхад бадаром. Шэбадаром ло нихнас бо адам мэолам, вэалав hy мэфораш аль ядэй Иэхэзкэль: «Вайомэр олай hашэм: hашаар һазэ сагур иhйэ ло ипатэах вэиш ло яво бо ки hашэм Элоhэй Исраэль ба во вэһая сагур». Наталь эт һамафтэах уфатах эт hапишпаш, нихнас лата, умин һата эль hahейхаль, ад шэһу магиа лэшаар haгaдoль. һигиа лэшаар һагадоль hээвир эт haнэгэр вээт hапотхот уфтахо. Ло һая шохэт hашохэт, ад шэшомэа коль шаар һагадоль шэнифтах.

Тот [кому было поручено открыть ворота Храма) шел к северной калитке [находившейся к северу от Больших ворот Храма]. 

А [всего] возле Больших ворот было две калитки: одна к северу [справа от ворот], а вторая к югу [слева от ворот]. [При этом] через южную калитку никто никогда не заходил и о ней сказано [пророком] Йехезкелем: «И сказал мне Г-сподь: ворота эти будут закрыты, не откроются, и ни один человек не войдет в них, ибо Г-сподь Б-г Израиля вошел в них; и да будут они закрыты».

Он [тот, кому было поручено открыть ворота Храма] брал ключ и открывал северную калитку, заходил в преддверие, а из преддверия – в само здание Храма, пока не достигал Больших ворот [подойдя к ним изнутри]. Достигнув Больших ворот, он открывал засов, отпирал замки и открывал [Большие ворота Храма]. 

И тот, кому было поручено совершить забой [ежедневной жертвы], не приступал к нему, пока не услышит звук открывающихся Больших ворот.

Мишна 8

8. Мирихо hаю шомъин коль шаар haгaдoль шэнифтах. Мирихоhаю шомъин коль һамагрэфа. Мирихо hаю шомъин коль һаэц шэаса Бэн Катин мухни лакийор. Мирихо hаю шомъин коль гвини кароз. Мирихо hаю шомъин коль hэхалиль. Мирихо hаю шомъин коль hацильцаль. Мирихо hаюшомъин коль hашир. Мирихо hаю шомъин коль hашофар. Вэйэш омрим, аф коль шэль коһэн гадоль бэшаа шэһу мазкир эт hашэм бэйом hакипурим. Мирихо hаю мэрихим рэах питум һакторэт. Амар раби Элиэзэр бэн Диглай, изим һаю лэвэйт аба бэһар михвар, вэһаю митъатшот мэрэах питум һакторэт.

В [городе] Йерихо слышали звук открывающихся Больших ворот [Храма в Иерусалиме]. В Йерихо слышали звук [игры музыкального инструмента, называемого] магрефа [на котором играли в Храме].

В Йерихо слышали звук деревянного ворота, который Бен-Катин установил для [наполнения водой] сосуда [предназначенного для омовения рук и ног]. В Йерихо слышали голос [находящегося в Храме] глашатая [по имени] Гвини. 

В Йерихо слышали звук флейты [на которой играли в Храме]. В Йерихо слышали звук литавров [в которые били в Храме]. В Йерихо слышали звук пения [левитов в Храме]. В Йерихо слышали звук рога [в который ежедневно трубили в Храме]. А по некоторым мнениям [в Йерихо слышали] также голос Первосвященника, произносившего Имя [Вс-вышнего] в Йом-Киппур. В Йерихо чувствовали запах благовоний [используемых в Храме]. Рабби Элиэзер Бен-Диглай говорил: «У отца были козы на горе Михвар, и они чихали от [доносившегося из Храма] запаха благовоний».

Мишна 9

9. Ми шэзаха бэдишун мизбэах hапними, нихнас вэнаталь haтэни вэһинихо лэфанав, вэһая хофэн вэнoтэн лэтохо, уваахрона кибэд эт hашэар лэтoxo вэһинихо вэяца. Ми шэзаха бэдишун haмэнора, нихнас умаца штэй нэрот мизрахийот долким, мэдашэн эт hашэар уманиах эт элу долкин бимкоман. Мэцаан шэкаву, мэдaшнан, умадликан мин haдoлким, вэахар ках мэдашэн эт hашэар. Вээвэн hайта лифнэй hамэнора ува шалош маалот, шэалэhа hакоhэн омэд умэтив эт hанэрот, вэhиниах эт hакуз аль маала шния вэяца.

Тот, кто удостоился права совершить очищение внутреннего жертвенника воскурений от пепла, входил [через открытые ворота в здание Храма], брал короб и ставил его [на пол] перед собой [возле внутреннего жертвенника].

Он брал пригорошнями [пепел с жертвенника] и клал в короб, а в конце [когда пепла на жертвеннике оставалось совсем мало] он сметал в него остатки, [после чего] оставлял короб [в Храме] и выходил. 

Тот, кто удостоился права совершить очищение меноры входил [в здание Храма]. [Если] он при этом обнаруживал горящими две восточных свечи [из семи свечей меноры, которая находилась в южной части здания Храма и была расположена с востока на запад], то он очищал от пепла остальные [пять свечей], а эти оставлял гореть. [Если же] он обнаруживал, что они [две восточные свечи] погасли, он очищал их от нагара и зажигал их от [других еще] горящих свечей, а затем совершал очищение от пепла остальных свечей. Перед менорой был расположен камень, в котором были [высечены] три ступени. На нем коһен стоял во время заправления свечей [новым маслом и фитилями]. [После этого] он ставил ковш [с пеплом фитилей меноры] на вторую ступеньку и выходил.

Глава 4

Мишна 1 

1. Ло hаю кофтин эт hаталэ, эла мэакдин ото. Ми шэзаху баэварим, охазим бо. Вэках hайта акедато: рошо ладаром уфанав ламаарав. hашохэт, омэд бамизрах уфанав ламаарав. Шэль шахар hая нишхат аль кэрэн цфоннт мааравит аль табаат шния.

Шэль бэйн һаарбаим һая нишхат аль кэрэн мизрахит цфонит аль табаат шния. Шахат hашохэт, вэкибэль haмэкабэль. Ба ло лэкэрэн мизрахит цфонит вэнотэн мизраха цафона. Мааравит дромит, вэнотэн маарава дарома. Шэярэй һадам һая шофэх аль йесод дромит.

Ягненку [предназначенному в жертву] не связывали [ноги], а удерживали [их]. Его держали те [коһены], которые удостоились права отнести части на пандус. Его располагали обращенным [с севера] на юг, Повернув ему голову на запад. Резник же стоял спиной на восток, а лицом на запад. 

Забой постоянной жертвы [ежедневно приносимой в Храме] утром осуществлялся у северо-западного угла жертвенника возле второго [от жертвенника] кольца [западного ряда]. А забой постоянной жертвы [ежедневно приносимой в Храме] на исходе дня осуществлялся у северо-восточного угла жертвенника возле второго [от жертвенника] кольца [восточного ряда]. 

Резник осуществлял шхиту, после чего коһен [которому было поручено совершить кропление] собирал кровь [в специальный сосуд], шел к северо-восточному углу [жертвенника] и кропил [одновременно его] восточную и северную части. [А затем он шел] к юго-западному углу [жертвенника] и кропил [одновременно его] западную и южную части.

Остатки крови он выливал к подножию [жертвенника в его] южной части.

Мишна 2

2. Ло һая шовэр бо эт hapэгэль, эла нокво митох аркувo вэтoлэ бо. һая мафшит вэйорэд ад шэһу магиа лаxазэ. һигиа лахазэ, хатах эт һарош унэтано лэми шэзаха бо. Хатах эт haкрааим унэтанан лэми шэзаха баһэн. Мэрак эт һаһэфшэт. Кара эт haлэв вэһоци эт дамо. Хатах эт haядаим унэтанан лэми шэзаха баһэн. Алалaрэгэль haeманит, хатаха унэтана лэми шэзаха ба, уштэй бэйцим има. Крао, вэнимца куло галуй лэфанав. Наталь эт hапэрэд унетано аль бэйт шхитат һарош милэмалан.

Наталь эт haкраваим унэтанан лэми шэзаха баһэм лэһадихан. Вэһакэрэс мэдихин ота бэвэйт мэдихин коль цорка. Вэhaкраваим мэдихин отан шлоша пэамим бэмиута, аль шулханот шэль шаиш шэбэйн һаамудим.

[Когда с туши снимали шкуру] ей не ломали [кости] ног [как это делают обычно, снимая шкуру], а протыкали колени задних ног и подвешивали на них тушу, а затем снимали шкуру, спускаясь [от задней части туши к передней], пока не доходили до грудной части. Когда доходили до грудной части, отрезали голову и передавали тому, кто удостоился права отнести ее [на пандус]. Затем отрезали голени и передавали тому, кто удостоился права отнести их. Затем заканчивали снимать шкуру [оставшуюся на грудной части туши], вырезали сердце [из грудной клетки] и извлекали из него кровь. Затем отрезали передние ноги и передавали их тому, кто удостоился права отнести их. Затем отрезали заднюю ногу и передавали ее вместе с двумя яичками тому, кто удостоился права отнести ее [и туша оставалась висеть на левой ноге). Затем разрезали брюшную полость, полностью открыв все [внутренности]. Брали внутренний жир и клали на голову на место отрезанной шеи.

Брали кишки и передавали их тому, кто удостоился права отнести их, чтобы он их промыл. Брюшную полость тщательно промывали в [специально предназначенном для этого месте] в помещении для промывки. А кишки промывали по меньшей мере трижды на мраморных столах между столбами.

Мишна 3

3. Наталь эт hасакин вэһифриш эт һарэа мин һакавэд, вээцбаhaкaвэд мин һакавэд, вэлo hая мэзиза мимкома. Накав эт hэхазэунэтано лэми шэзаха бо. Ала лэдофэн һаеманит, һая хотэх вэйорэд ад hашидра, вэлo hая нoгэа башидра, ад шэһу магиа лиштэй цлаот ракот. Хатаха унэтана лэми шэзаха ба, вэһакавэд тлуя ба. Ба ло лагера, вэһиниах ба штэй цлаот микан уштэй цлаот микан. Хатаха унэтана лэми шэзаха ба, вэhaкaнэ вэһалэв вэһарэа тлуим ба. Ба ло лэдофэн hacмaлит, вэһиниах ба штэй цлаот ракот милэмалан уштэй цлаот ракот милэмaтaн. Вэхах һая маниах бахавэрта.

Нимца маниах биштэйһэн штаим штаим милэмалан уштаим штаим милэмaтaн. Хатаха унэтана лэми шэзаха ба, вэһашидра има, вэһатхоль талуй ба, вэhи һайта гдола, эла шэль ямин корин гдола, шэһакавэд тлуяба. Ба ло лаокэц, хотхо унэтано лэми шэзаха бо, вэалья вээцбаhaкaвэд уштэй клайот имо. Наталь рэгэль һасмалит унэтаналэми шэзаха ба. Нимца кулан омдин башура вэһаэварим бэядам. hаришон, барош уварэгэль. hарош бимино, вэхoтмо клапэй зроо, вэкарнав бэйн эцбэотав, увэйт шхитато милэмалан, вэһапэрэд натун алэһа.

Вэһарэгэль шэль ямин бисмоло, увэйт оро лахуц. hашэни, биштэй ядаим. Шэль ямин бимино, шэль смоль бисмоло, увэйт оран лахуц. hашлиши, баокэц уварэгэль. hаокэц бимино, вэһаалья мэдулдэлэт бэйн эцбэотав, вээцба haкaвэд уштэй hаклайот имо, hapэгэль шэль смоль бисмоло, увэйт оро лахуц. hарэвии, бэхазэ увагэра. hэхазэбимино, вэһагэра бисмоло, вэцалъотэһа бэйн эцбэотав. hахамиши, биштэй дфанот. Шэль ямин бимино, вэшэль смоль бисмоло, увэйт оран лахуц. hашиши, бакраваим һанэтунин бэвазах ухрааим аль габэйһэм милэмала. hашвии, басолэт. hашмини, бахавитин. haтшии, байаин. һалху унэтанум мэхаци haкэвэш улэмата бэмаараво, умэлахум. Вэярду увау лаһэм лэлишкат haгaзит, ликрот эт шма.

[Затем разделывавший тушу] брал нож и [с его помощью] отделял от печени легкое и печеночный придаток, при этом не сдвигая [придаток] с его места. Отрезал грудину и передавал ее тому, кто удостоился права отнести ее [на пандус]. Затем он сверху вниз |от задней части висящей вниз головой туши к ее передней части] разрезал ножом правую стенку грудной клетки вдоль позвоночника, при этом самого позвоночника не касаясь, покуда не доходил до двух мягких ребер [у шеи]. Он отрезал правую стенку грудной клетки и передавал ее тому, кто удостоился права отнести ее, [вместе] с прикрепленной к ней печенью. Затем он переходил к шее и, оставив на ней по два ребра справа и слева, отрезал ее и передавал тому, кто удостоился права отнести ее, [вместе] с прикрепленными к ней трахеей и сердцем. Затем он переходил к левой стенке грудной клетки, от которой он оставлял два мягких ребра сверху [в задней части туши] и два мягких ребра внизу [в передней части туши].

Точно так же он оставлял [по два ребра, когда отрезал] правую стенку, оставляя таким образом с обеих сторон по два мягких ребра снизу в передней и задней частях. Отрезав [левую стенку грудной клетки], он передавал ее тому, кто удостоился права отнести ее, [вместе] с позвоночником и с прикрепленной к ней селезенкой. И хотя она была большей [чем правая стенка, поскольку была соединена с позвоночником], но «большой» называли именно правую стенку грудной клетки из-за соединенной с ней печени. Затем он переходил к задней части туши, отрезал ее и отдавал тому, кто удостоился права отнести ее вместе с курдюком, печеночным придатком и двумя почками. Затем он брал [оставшуюся] левую ногу и отдавал ее тому, кто удостоился права отнести ее.

Таким образом все они стояли в ряд вместе [соответствующими] частями туши. Первый [коһен] держал голову и [правую] заднюю ногу. При этом голову он держал в правой руке носом к себе, сжимая между пальцами рога, шеей, на которой лежал внутренний жир, кверху. А правую [заднюю] ногу он держал в левой руке тем местом, где была шкура, наружу. 

Второй [коһен] держал две передние ноги – правую в правой руке, а левую в левой – тем местом, где была шкура, наружу. 

Третий [коһен] держал заднюю часть туши и [левую] заднюю ногу. В своей правой руке он держал заднюю часть туши с курдюком, свисавшим вниз между пальцами, вместе с печеночным придатком и двумя почками. А в своей левой руке он держал левую заднюю ногу тем местом, где была шкура, наружу.

Четвертый [коһен] держал грудину и шею. Грудину он держал в правой руке, а шею в левой, зажав между пальцами [оставшиеся на] ней ребра.

Пятый [коһен] держал в руках две боковых стенки грудной клетки – правую в правой руке, а левую в левой, держа их местом, где была шкура, наружу.

Шестой [коһен] держал в руках [большой золотой] ковш с лежащими в нем внутренностями, на которых сверху лежали четыре голени. Седьмой [коһен] держал в руках муку [для ежедневного мучного приношения]. 

Восьмой [коһен] держал в руках выпеченное мучное приношение [приносимое первосвященником]. 

Девятый [коһен] держал в руках вино [для возлияния]. 

После этого они шли и клали все эти [части туши] на западную сторону нижней половины ведущего на жертвенник пандуса. Затем они посыпали их солью, спускались и шли в Зал тесанных камней читать утреннее Шма [и молиться].

Глава 5

Мишна 1

1. Амар лаһэм haмэмyнэ: барху браха ахат, вэһэн бэрху. Каръуасэрэт haдварим, шма, вэһая им шамоа, вайомэр, берху эт һаам шалош брахот, эмэт вэяцив, ваавода, увиркат коhаним. Увашабат мосифин браха ахат лэмишмар haйoцэ.

Ответственный [за распределение работ] говорил им [коһенам, собравшимся в Зале тесанных камней]: Произнесите одно благословение! И они произносили благословение [предваряющее Шма]. Затем они читали десять заповедей и [три главы Шма:] «Слушай, Израиль!…», «и будет, если полушаетесь…» и «И сказал…». Затем они благословляли народ тремя благословениями: благословением «Истинно и несомненно…», благословением Служения, и благословением коһенов. А по субботам они добавляли еще одно благословение для уходящей смены.

Мишна 2

2. Амар лаһэм: хадашим лакторэт боу вэһафису. һэфису, заха ми шэзаха. Амар лаһэм, хадашим им ешаним боу вэһафису, ми маалэ эварим мин һакэвэш ламизбэах. Раби Элиэзэр бэн Яаков омэр, һамаалээварим лакэвэш, һу маалэ отан аль габэй hамизбэах.

Говорил [ответственный за распределение работ] им [коһенам после того, как те заканчивали молиться]: 

Пусть новые в воскурении [то есть, те коһены, которые еще никогда не удостаивались совершать воскурение] придут и проведут жеребьевку8. [После этого] делали жеребьевку и тот, кто [в ней] выигрывал, получал право [совершить воскурение]. 

[Затем ответственный за распределение работ говорил]: Пусть новые и старые придут и проведут жеребьевку [чтобы установить], кто перенесет части туши [жертвенного животного] с пандуса на жертвенник. Рабби Элиэзер [оспаривая это мнение] говорил: тот же, кто приносил части туши на пандус, тот же и переносил их [затем] на жертвенник [и не было нужды в отдельной жеребьевке].

Мишна 3

3. Мэсарум лаxазаним, һаю мафшитин отам эт бигдэйһэм, вэлohаю манихим алэйһэм эла михнасаим билвад. Вэхалонот hаю шам, вэхатув алэйһэм ташмишэй һакэлим.

[После этого те коһены, которые в результате жеребьевки не получили права ни на одну из работ] передавали [коһенские одеяния] ответственным, которые снимали с них их [коһенские] одеяния, оставляя на них лишь штаны. А там [в Храме] были специальные окошки [камер], на которых были написаны наименования [хранившихся в них] священных [коһенских] одеяний.

Мишна 4

4. Ми шэзаха бакторэт, һая нотэль эт haкaф. Вэһакаф домэлэтаркав гадоль шэль заhав, махазик шлошэт кабим, вэһабазах һая бэтoхo, малэ вэгадуш кторэт. Вэхисуй һая ло, ухэмин мэтутэлэт һая алав милэмалан.

Тот, кто удостоился права совершить воскурение, брал [специальный] совок. Этот совок был похож на большой золотой короб, вмещавший три кава, а в нем был ковш, доверху наполненный благовонием для воскурения, обладавший крышкой, на которой сверху было [приспособление, напоминавшее] нечто вроде ручки из ткани [чтобы открывать и закрывать крышку].

Мишна 5

5. Ми шэзаха бамахта, наталь махтат haкэсэф, вэала лэрош hамизбэах, уфина эт haгэхалим һэйлах вэһэйлах вэхaтa. Ярад вээран лэтох шэль заhав. Нитпазэр мимэна кэкав гэхалим, вэһаямэхабдан лаама. Увашабат һая кофэ алэйһэн фсахтэр. Уфсахтэр һайта кэли гадоль махазэкэт лэтэх, уштэй шаршэрот hаю ба, ахат шэһумошэх ба вэйорэд, вэахат шэһу охэз ба милэмалан бишвиль шэлотитгальгэль. Ушлоша дварим һайта мэшамэшэт: кофин ота аль гав гэхалим, вэаль hашэрэц башабат, уморидин ба эт һадэшэн мэаль габэй һамизбэах.

Тот, кто удостоился права отнести совок [с горящими углями на внутренний жертвенник для воскурения], брал серебряный совок и подымался на вершину [внешнего] жертвенника, разгребал [тлеющие] угли во все стороны и набирал в совок [горящих углей]. Он спускался [с жертвенника] и пересыпал угли [из серебряного совка] в золотой. При этом [на пол] осыпалось около кава углей, которые он заметал в [имевшийся во дворе Храма] ров [с водой]. А в Субботу он просто накрывал [просыпавшиеся] угли котлом. Этот котел представлял собой большой сосуд, объемом в летех, к которому крепились две цепи [с двух сторон]. За одну из этих цепей его стаскивали [по пандусу с жертвенника, когда тот очищали от пепла] вниз, а за другую его при этом придерживали сверху, чтобы он не покатился. И этот котел использовался для трех целей: им накрывали угли или [случайно попавший в Храм] труп нечистого животного в субботу и при помощи него жертвенник очищали от пепла.

Мишна 6

6. һигиу бэйн һаулам вэламизбэах, наталь эхад эт һамагрэфавэзорка бэйн һаулам вэламизбэах. Эйн адам шомэа коль хавэробирушалаим миколь һамагрэфа. Ушлоша дварим haйтaмэшамэшэт: коһэн шэшомэа эт кола, йодэа шээхав haкohaним нихнасим лэһиштахавот, вэһу рац ува. Увэн лэви шэһу шомэа эт кола, йодэа шээхав haлэвиим нихнасим лэдабэр башир, вэһу рац ува. Вэрош һамаамад һая маамид эт һатмэим бэшаар hамизрах.

Когда [два эти коһена – с воскурением и с углями] находили [в пространство] между [наружным] жертвенником и зданием Храма, один из них брал [музыкальный инструмент, называемый] магрефа и бросал его между жертвенником и Храмом. [При этом раздавался столь громкий звук, что] один человек не слышал голоса другого из-за звука магрефы. И этот звук служил для трех целей: [находившийся вне территории храмового двора] коһен, который слышал ее звук, понимал благодаря этому, что коһены, его братья, в этот момент заходят [в Храм], чтобы поклониться, и он бежал, чтобы присоединиться [к ним]; левит, который слышал ее звук, понимал благодаря этому, что левиты, его братья, в этот момент заходят [во двор Храма], чтобы петь, и он бежал, Чтобы присоединиться [к ним]; а глава представителей народа10 [когда слышал этот звук], выстраивал ритуально нечистых [коһенов и представителей народа] в восточных воротах.

Глава 6

Мишна 1

1. hэхэлу олим бэмаалот һаулам. Ми шэзaxy бэдишун мизбэах hапними вэһамэнора hаю макдимин лифнэйһэм. Ми шэзахабэдишун мизбэах hапними, нихнас вэнaтaль эт haтэни вэһиштахава вэяца. Ми шэзаха бэдишун һамэнора, нихнас умацаштэй нэрот мизрахиим долкин, мэдашэн эт һамизрахи, уманиах эт һамаарави долэк, шэмимэну һая мадлик эт һамэнора бэйн һаарбаим. Мэцао шэкава, мэдашно умадлико мимизбах hаола. Наталь эт haкуз мимаала шния, вэһиштахава вэяца.

[Когда два коһена – с воскурениями и углями] начинали подыматься по ступеням храмового зала, те, кто удостоились очистить внутренний жертвенник и менору, шли перед ними [чтобы забрать оставленные там сосуды]. Тот, кто удостоился очищать внутренний жертвенник, заходил и брал короб, а [затем] совершал поклонение и выходил. Тот, кто удостоился очищать менору, заходил [в Храм], и [если он при этом] обнаруживал горящими две восточные свечи, он [гасил и] очищал от пепла [крайнюю] восточную свечу и оставлял западную [из двух восточных, то есть вторую от края] гореть, поскольку от нее зажигали [все свечи] меноры на закате. Если же он обнаруживал западную [из двух восточных свечей] потухшей, он очищал ее от пепла и от внешнего жертвенника. [Затем] он брал ковш [с пеплом и огарками] со второй ступеньки меноры, совершал поклонение и выходил.

Мишна 2

2. Ми шэзаха бамахта, цавар эт haгэхaлим аль габэй hамизбэах урэдадан бэшулэй һамахта, вэһиштахава вэяца.

Тот, кто удостоился права отнести совок [с горящими углями на внутренний жертвенник для воскурения], высыпал угли горкой на жертвенник, а [затем] боковой частью совка распределял их [по всему жертвеннику]. [Затем] он совершал поклонение и выходил.

Мишна 3

3. Ми шэзаха бакторэт, һая нотэль эт һабазах митох haкaф вэнотно лэоhаво о ликрово. Нитпазэр мимэну лэтохо, нотно ло бэхофнав. Умэламдим ото, һэвэ заһир шэма татхиль лэфанэха шэло тикaвэ.

һитхиль мэрaдэд вэйoцэ. Ло һая haмaктир мактир, ад шэһамэмунэ омэр ло: hактэр! Им һая коһэн гадоль, һамэмунэ омэр: иши коһэн гадоль, һактэр! Паршу һаам, вэһиктир вэhиштахава вэяца.

Тот, кто удостоился права совершить воскурение, брал [специальный] ковш [с благовониями] из совка [в котором он находился] и передавал его своему другу или родственнику [который вместе с ним заходил в здание Храма, чтобы ему помочь, и который пересыпал благовония из ковша ему в ладони]. А если благовония просыпались из [ковша] в совок, то он [помогающий ему коһен] пересыпал их ему в ладони [вместе с благовониями из ковша]. И его [коhена, совершающего воскурение] наставляли: «Будь осторожен! Не начинай [сыпать благовония из ладоней на угли] по направлению от себя, чтобы не обжечься». 

[Затем] коһен рассыпал [благовония над углями жертвенника] и выходил. Воскуряющий не начинал воскурения, пока ответственный [за выполнение работ в Храме не говорил ему: «Воскуряй!» А если воскуряющий был первосвященником, то ответственный говорил ему: «Господин мой, первосвященник, воскуряй!» 

[В этот момент]  весь народ [все остальные коһены] покидали [здание Храма], он, совершив воскурение, совершал поклонение и выходил.

Глава 7

Мишна 1

1. Бизман шэкоһэн гадоль нихнас лэһиштахавот, шлоша охазин бо, эхад бимино, вээхад бисмоло, вээхад бааваним товот. Вэкэйван шэшама haмэмyнэ коль раглав шэль коһэн гадоль шэһу йоцэ, һигбиаһ ло эт hапарохэт, нихнас вэһиштахава вэяца, вэнихнэсуэхав haкohaним вэһиштахаву взяцау.

Когда [после завершения ежедневного принесения постоянной утренней жертвы] первосвященник входил [в здание Храма], чтобы совершить поклонение, трое [коһенов] поддерживали его [помогая ему при этом] – один за правую руку, один за левую, а один придерживал драгоценные камни [на его плечах сзади]. И когда ответственный [за выполнение работ в Храме] слышал звук шагов первосвященника [благодаря золотым колокольчикам на подоле его одеяния] при его выходе [из Храма после совершения поклонения], он приподымал для него завесу [у входа в Храм]. 

[Порядок поклонения был таким: вначале] входил, совершал поклонение и выходил [первосвященник, а за ним] входили его братья, остальные коһены, совершали поклонение и выходили.

Мишна 2

2. Бау вэамду аль маалот һаулам. Амду hаришоним лидром axэйһэм haкohaним вахамиша кэлим бэядам, һатэни бэяд эхад, вэһакуз бэяд эхад, вэһамахта бэяд эхад, вэһабазах бэяд эхад, вэхаф вэхисуя бэяд эхад. Увэрху эт һаам браха ахат, эла шэбамдина омрим ота шалош брахот, увамикдаш браха ахат. Бамикдаш һаю омрим эт hашэм кихтаво, увамэдина бэхинуйо. Бамдина haкohaним носъим эт капэйһэм, ядэйһэм кэнэгэд китфoтэйһэн, увамикдаш аль габэй рашэйһэн, хуц микоһэн гадоль шээйн магбиаһ эт ядав лэмала мин haциц. Раби Йеhуда омэр, аф коһэн гадоль магбиаһ эт ядав лэмала мин һациц, шэнээмар «ваиса Аһарон эт ядав эль һаам ваeвaрхэм».

Коһены [завершив утренние работы] приходили и становились на ступенях перед зданием Храма. Первые [те, кто очищали от пепла внутренний жертвенник и менору, а также те, кто воскуряли благовония] становились с южной [то есть, с правой] стороны от своих братьев, остальных коһенов. У них в руках было пять сосудов: в руках одного [из них] был короб, в руках другого – ковш, в руках третьего был совок, в руках четвертого – ковш для благовоний, ав руках пятого была ложка с крышкой. 

Они благословляли народ единым [коһенским] благословением – вне Храма его произносят как три благословения, а в Храме как одно. В Храме Имя [Вс-вышнего] произносили так, как Оно пишется, а вне Храма – так, как его принято произносить. Вне Храма когда коһены (во время коhенского благословения] возносят руки, [они подымают] свои руки на уровень плеч, а в Храме – над головой. Исключением является первосвященник, который не подымал руки выше начелка. Рабби Йеhуда [оспаривая это мнение] говорит: и первосвященник [совершая коһенское благословение] тоже возносил руки над начелком, как сказано: «И вознес Аһарон руки свои к народу и благословил его

 

Мишна 3

3. Бизман шэкоһэн гадоль роцэ лэһактир, һая олэ бакэвэш вэһасган бимино. 

һигиа ламаxацит haкэвэш, ахаз hасган бимино вэһээлаһу. hошит лo hаришон һарош вэһарэгэль, вэсамах алэйһэн узракан. hошит haшэни ларишон штэй һаядаим, нотнан лэкоһэн гадоль, вэсамах алэйһэн узракан. Нишмат hашэни вэһалах ло. Вэхах hаю мошитин ло шэар коль һаэварин, вэһу сомэх алэйһэн вэзоркан. Увизман шэһуроцэ, һу сомэх вэaxэрим зоркин. Ба ло лэһакиф эт hамизбэах. Мэһэйхан hу матхиль? Микэрэн дромит мизрахит, мизрахит цфонит, цфонит мааравит, мааравит дромит.

Натну ло йаин лэнaсэх, һасган омэд аль һакэрэн вэһасударим бэядо, ушнэй коhаним омдим аль шулхан haхaлaвим уштэй хацоцрот бэядам, такъу вэһэриу вэтакъу. Бау вэамду эцэль бэн арза, эхад мимино вээхад мисмоло. Шаха лэнaсэх, вэһэниф hacган басударин, вэһикиш бэн арза бацильцаль, вэдибру haлэвиим башир. һигиу лапэрэк, такъy, вэһиштахаву һаам. Аль коль пэрэк, ткиа. Вэаль коль ткиа, һиштахвая. Зэ һу сэдэр һатамид лааводат бэйт Элоhэйну, йеһи рацон шэибанэ бимэһэра вэямэйну, амэн!

Если первосвященник [имевший право совершить любое жертвоприношение в Храме] хочет воскурить на [внешнем жертвеннике части туши постоянной жертвы и особое мучное приношение первосвященника], он подымается по [ведущему на жертвенник] пандусу вместе со своим, идущим по правую руку от него, заместителем. Когда он достигал середины пандуса, заместитель поддерживал его за правую руку и помогал ему взойти [на жертвенник]. Первый из девяти коһенов [удостоившихся отнести части туши жертвенного животного на пандус и стоявших в ряд перед первосвященником] протягивал ему голову и заднюю ногу. Первосвященник клал на них руки, а [затем] кидал их [в горящий на жертвеннике огонь]. Второй протягивал первому две передних ноги, а тот протягивал их первосвященнику, который клал на них руки и кидал их [в огонь]. [После этого] второй выходил [из ряда коһенов] и уходил [а третий подходил к первому и передавал ему следующую часть туши]. И так они передавали ему все остальные части туши, а он клал на них руки и кидал [в огонь]. А если он хотел, то сам он лишь клал на них руки, а другие [коһены] кидали их [в огонь].

Когда он шел в обход жертвенника, откуда он начинал? С находящегося справа от него) юго-восточного угла жертвенника [из которого он шел] к северо-восточному углу, [затем] к северо-западному и [наконец возвращался] в юго-западный угол. Ему передавали вино для возлияния на жертвенник.

Заместитель стоял [возле первосвященника] в углу и держал в руке платки. Два коһена стояли на столе [для разделки] тука [внутреннего жира жертвенных животных] и держали в руках серебряные трубы, в которые они [в этот момент] трубили протяжно, затем прерывисто и затем вновь протяжно, [после чего] они приходили и становились возле бен-арзы – один справа, а другой слева. Когда [первосвященник] нагибался, чтобы совершить возлияние вина, его заместитель взмахивал платками, бен-арза ударял в цимбалы [а стоявшие возле него коһены трубили в трубы] и левиты начинали песнопения. Когда левиты доходили до конца [первой из трех] частей [своего песнопения], трубили в трубы [коһены] и весь народ [находившийся в этот момент на территории храмового двора] поклонялся [простираясь ниц]. На каждую из глав [песнопения] приходилось по одному [такому] трублению, а после каждого трубления следовало совершение поклонения. 

Таков установленный порядок постоянной [ежедневной] службы в Храме Б-га нашего. Да будет

Воля [Б-жья], чтобы был он отстроен вскорости в наши дни, амен!

 

Мишна 4

4. hашир шэһаю haлэвиим омрим бамикдаш: Байом hаришон һаюомрим, лэһашэм һаарэц умлоа тэвэль вэйошвэй ва. Башэни hаюомрим, гадоль hашэм умэһулаль мэод, бэир Элоhэйну һар кодшо. Башлиши hаю омрим, Элоһим ницав баадат Эль, бэкэрэв Элоһим ишпот. Барэвии hаю омрим, Эль некамот hашэм, Эль нэкамот hофиа.

Бахамиши hаю омрим, hарнину лэ-Элоhим узэну, hариу лэ-Элоhэй Яаков. Башиши hаю омрим, hашэм матах гэут лаваш вэгомэр. Башабат hаю омрим, мизмор шир лэйом hашабат, мизмор шир лэатид лаво, лэйом шэкуло шабат мэнуха лэхайей hаоламим.

Песнопения, произносимые левитами [во время ежедневного утреннего и вечернего возлияния вина на жертвенник] в Храме [были таковы]: 

В первый день [недели] они произносили [псалом] «Г-споду принадлежит земля и все, что ее наполняет, вселенная и обитатели ее». 

Во второй [день недели] они произносили [псалом] «Велик Г-сподь и прославлен весьма, в городе Б-га нашего гора Его святости».

В третий [день недели] они произносили [псалом] «Б-г пребывает в общине Б-жьей, в среде судей Он суд ведет».

В четвертый [день недели] они произносили [псалом] «Б-г отмщения, Г-сподь, Б-г отмщения, яви себя!».

В пятый [день недели] они произносили [псалом] «Воспойте Б-гу, оплоту нашему, вострубите Б-гу Яакова!» 

В шестой [день недели] они произносили [псалом] «Г-сподь воцарился, облекся величием, облекся Г-сподь, могуществом препоясался» 

В субботу они произносили [псалом] «Песнопение для дня субботнего» – песнопение для Грядущего Мира, который будет днем полного субботнего отдохновения и покоя Вечной жизни.

 

Зоһар

Священная книга Зоһар.

(Часть 3, лист 50а)

Зоhap haкaдош 

Та хазэ, закаин инун Исраэль дэинун митдабкан бэ бэKудша брих hy, вэKудша брих һу рахим лэһу, дихтив: «Ahавти этхэм амар hашэм». Умиго рэхимута дилэ аиль лэһу лэаръа кадиша лэашраа шэхинтэ бэйнайһу, улэмэһэвэ дийурэ имһон, вэИсраэль дэиштакхун кадишин аль коль бнэй алма. Та хазэ ктив: «Вэколь haнашим ашэр наса либан» вэгомэр. Бэшаата даhаву авдин авидта һаву амрэ: да лэмакдэша, да лэмашкэна, да лэфарохта, вэхэн коль инун уманин, бэгин дэишрэ кдуша

Приди и узри: праведники – это [сыны народа] Израиля, которые прилепляются ко Всевышнему. И Всевышний любит их, как написано: «Полюбил Я вас, сказал Б-г». И из-за своей любви к ним, он привел их в Святую Землю, чтобы Его Шхина пребывала среди них и чтобы вместе с ними была Его обитель [Храм]. И [народ] Израиля оказывается освященным из всех народов мира. 

Приди и узри: [о построении народом Израиля Скинии Завета в пустыне] написано «И все женщины, которых вознесло их сердце в мудрости…». В то время, когда они занимались работами [связанными с построением Скинии], они говорили: «Это для Храма, это для Скинии, это для разделительной завесы [отделявшей Святая Святых]». И так же [во время построения Скинии говорили] все [участвовавшие в нем] ремесленники, дабы святость покоилась на [деянии] их руки [благодаря этому] освящалась их работа.

аль ядайһу вэиткадаш hahy aвидта. Вэхад салик лэатрэ, бикдуша салик. Кигавна да ман дэавид авидта лаавода зара, о лиситра ахара дэло кадиша, кэйван дэидкар лэ аль һаһу авидта, ha pyax мэсаава шарья алой, вэхад салик авидта, бимэсаава салик. 

Кнааниим палхэй лаавода зара инһу умитдабкин кулһу кахада бэруах мэсаава баавода зара, ваhаву банин биньян лэфарцуфайһу улэгиулайһу листар мэсаава лаавода зара. Вэхад шаран лимивнэ hаву амрэ мила, вэхэйван дэитдэхар бэфумайһу салик алэ руах мэсаава. Вэхад исталик авидта,

И когда [сделанное ими] водружается на свое место [в Храме], оно водружается туда в святости. 

Подобным же образом, в случае, когда человек совершает служение идолам или злу [вообще], которое не воспринимает святость, в тот момент, когда он вспоминает о том, какое действие он совершает, его охватывает дух нечистоты, и это действие проходит в нечистоте. 

Ханаанeйцы были идолопоклонниками и прилеплялись все они к нечистому духу идолопоклонства. Они строили капища для своих идолов, посвящая их тем самым нечистой стороне [мироздания, связанной со] служением идолам. И когда они приступали к построению капищ, они произносили [особое] слово [посвящая здание идолу]), и это слово, будучи произнесенным их устами, заставляло дух нечистоты овладеть капищем. И поклонение [идолам, проходящее там] проходило, охваченное духом нечистоты.

бэруах мэсаава исталик. Kэйван дэалу Исраэль лэаръа, баа Кудша брих һу лэдакъа лон улэкадша лон аръа, улэафнаа атар лишхинта дэло тишрэ шхинта го мэсаава, вэаль да бэһаһу нэга цараат hаво сатрин биньянин дэаин вааванин дэитъавэду бимэсааву. Та хазэ, и овада да hава лэашкэха матмонин билэходой йэһадрун аванин лэватар кмa дэинун лэатрайһу вэафра лэатрэ. Аваль кра ктив: «Вэхилцу эт haaвaним». Ухтив: «Вэафар ахэр иках». Бэгин дэитъабар pyax мэсаава вэитпэнэ вэиткадаш haштa кэмилькадмин.

Когда же народ Израиля пришел в Землю [Обетованную], Всевышний хотел очистить и освятить ее для них, и выделить особое место для Его Шхины, чтобы она не пребывала в нечистоте. Поэтому те здания из древесины и камней, которые были построены в нечистоте, были разрушены из-за [насланной Всевышним на их стены] язвы проказы. Приди и узри: если бы это [предписанное Торой разрушение здания, на стенах которого появилась язва проказы] было бы только ради того, чтобы обнаружить в их стенах спрятанные там сокровища, то можно было бы затем вернуть [вынутые из стен] камни обратно на их место, а землю – на ее место. Но в Торе сказано: «И прикажет коһен извлечь камни, на которых язва, и выбросить их за пределы города, на место нечистое», и сказано «И возьмут другие камни, и вставят на место тех камней, и землю другую возьмут, и обмажут дом», чтобы ушел дух нечистоты и удалился, и воцарилась святость, как прежде.

вэиштэхaxy Исраэль бикдуша увэдиюра кадиша лэмишрэ бэйнайһу шхинта. Вэаль да ман дэвaнэ виньян, кад шарэ лэмивнэ, баэ ладкара бэфумэ дэһа лэфулхана дэKудша брих һу һу вaнэ. Бэгин дихтив: «hой бонэ вэйто бэло цэдэк» вэгомэр. Ухэдэн сията дишмая шарэ алой вэKудша брих һу замин алэ кдушата, вэкарэ алэ шлам. һада һу дихтив: «Вэядата ки шалом ohoлэха» вэгомэр. Маһу «Уфакадта навха»? ha укмуһа. Аваль «Уфакадта» – лэафкэда мила бэфума кад иһу банэ. Ухэдэн «Bэло тэxэта» ктив. Барух hашэм лэолам, амэн вэамэн.

и [таким образом] народ Израиля будет находиться в святости и [обитать] в святом жилище, дабы между ними пребывала Шхина. 

И поэтому тот, кто строит дом, когда приступает к строительству, должен произнести устами, что он строит этот дом во имя служения Всевышнему, ибо сказано: «Горе тому, кто строит дом свой неправдою и покои свои беззаконием». И тогда ему сопутствует [во всем, что связано с этим домом] помощь Свыше и Всевышний облекает его святостью и наделяет его миром [и благополучием]. 

И об этой [необходимости упомянуть при строительстве дома, что он строится во имя Всевышнего] сказано: «И ты узнаешь, что благополучен шатер твой, и отметишь вниманием жилище твое, и не будет у тебя недостатка». Что тут означают слова «и отметить вниманием жилище твое»? Ведь вот он его построил! Но [тут имеется в виду, что] когда он его строит, ему необходимо упомянуть [о том, что оно строится во имя служения Всевышнему] и тогда, как сказано, «и не будет у тебя недостатка». 

Благословен Всевышний во веки, амен и амен!

Вавилонский Талмуд. 

(Трактат «Бава Мециа», лист 107а)

Гмара 

Амар лэ рав Иehуда лэравин бар рав Нахман. Равин ахи, ло тизбин аръа дисмиха лэмата, дэамар раби Авһу амар рав һуна амар рав, асур ло лаадам шэяамод аль сдэ хавэро бэшаа шэомэдэт бэкамотэһа. Ини, вэһа ашкэхинһу раби Аба лэталмидэй дэрав, амар лэһу: Май амар Рав бэһанэ краэ: «Барух ата баир, уварух ата басадэ», «Барух ата бэвоэха, уварух ата бэцэтэха»? Вэамру лэ: «һахи амар Рав: «Барух ата баир» – шэйэһэ бэйтха самух лэвэйт haкнэсэт, «уварух ата басадэ» – шйэһу нэхасэха

Сказал рав Иehуда Равину, сыну рава Нахмана: Равин, брат мой, во не покупай землю возле города [во избежание сглаза], ведь рабби Авһу сказал от имени рава Гуны, который говорил от имени Рава, что человеку нельзя стоять на поле ближнего, когда оно колосится урожаем [дабы не сглазить его]. 

Разве [Рав мог такое сказать]? Но ведь когда рабби Аба нашел учеников Рава, он спросил у них: Что сказал Рав по поводу эти слов Торы «Благословен ты в городе и благословен ты в поле», «Благословен ты, когда входишь, и благословен, когда выходишь»?

И ответили они ему: Так сказал Рав «Благословен ты в городе» – да будет дом твой близок к синагоге, «И благословен Ты в поле» – да будут твои владения [поля]

 

кровим лаир. «Барух ата бэвоэха» – шэло тимца иштэха сфэк нида бишъат биатха мин һадэрэх. «Уварух ата бэцэтэха» – шэйэһу цээцаэй мээха кмотха». Вэамар лэһу: «Раби Йоханан ло амар һахи, эла: «Барух ата баир» – шэйэһэ бэйт haкисэ самух лэшулханха». Аваль бэйт haкнэсэт ло? Раби Йоханан лэтаамэ, дэамар: схар псиот йеш. «Уварух ата басадэ» – шэйэһу нэхасэха мэшулашин: шлиш битвуа, шлиш бэзэйтим ушлиш бигфаним. «Барух ата бэвоаха, уварух ата бэцэтэха» –

близки к городу, «Благословен ты, когда входишь» – да не будет сомнений по поводу ритуальной чистоты твоей жены, когда ты вернешься [домой] из [дальней] дороги, «И благословен, когда выходишь» – да будут Вышедшие из чресел твоих [твои потомки] подобными тебе. 

И возразил он им: Рабби Йоханан толковал [эти слова Торы] не так, а [иначе. Он говорил] «Благословен ты в городе» – да будет место отхожее неподалеку от твоего стола. 

А [чтобы] синагога [была близка к твоему дому, как сказал Рав] – нет? 

Рабби Йоханан [следует тут] своему мнению, в соответствии с которым за путь в синагогу человек получает награду [Свыше. 

[A слова] «И благословен ты в поле» [рабби Иоханан толковал так] – да будут твои владения разделены на три части: треть под злаки, треть под оливы и треть под виноградники; «Благословен ты, когда входишь, и благословен, когда выходишь» –

 

шэтэһэ йециатха мин hаолам кэвиатха лаолам: ма биатха лаолам бэло хэт, аф йециатха мин һаолам бэло хэт. Ло кашья: ha – дэмаһдар лэ шура вэритка, ha – дэло маһдар лэ шура вэритка. «Вэһэсир hашэм мимха коль холи». Амар Рав: «Зо аин».

да будет твой исход из этого мира таким же, как и твой приход в него: как пришел ты в этот мир без греха, так же и уйдешь ты из этого мира без греха.

[Выходит, что по мнению Рава слова «И благословен Ты в поле» выражают пожелание человеку, чтобы его поля были близки к городу. Но ведь это казалось бы противоречит словам, которые выше рав һуна приводил от имени Рава и из которых следовало, что опасаясь сглаза, поле лучше покупать подальше от города] 

Это не противоречие! 

Это [пожелание, чтобы поле было возле города] относится к ситуации, когда поле окружено стеной или забором, а то [указание не покупать поля близко к городу] относится к ситуации, когда поле не окружено стеной или забором. 

«И да удалит Всевышний от тебя всякую болезнь» – сказал Рав, тут речь идет о [дурном] глазе.

 

Рамбам

Рамбам, Мишне-Тора. (һилхот Деот 66, глава 5)

Параграф 11

hарамбам

  1. Дэрэх баалэй дэа шэикба ло адам мэлаха haмэфарнэcэт ото тхила, вэахар ках икнэ бэйт-дира, вэахар ках иса иша, шэнээмар: «Уми һаиш ашэр ната кэрэм вэло хилэло“, «Ми hаиш ашэр бана байт хадаш вэло ханахо», «Уми һаиш ашэр эрас иша вэло лэкаха». Аваль haтипшим матхилин лиса иша, вэахар ках им тимца ядо икнэ баит, вэахар ках бэсоф ямав яхазор лэвакэш уманут, о итпарнэс мин hацдака. Вэхэн һу омэр баклалот: «Иша тэарэс», «Баит тивнэ», «Кэрэм тита», кломар: иһъю маасэха hафухин, кдэй шэлo тaцлиах эт драхэха. Увабраха hy омэр: «Вайэhи Давид лэхоль драхав маскиль, ваhашэм имо».

Здравомыслящие люди обычно вначале овладевают ремеслом, которое их обеспечивает, затем приобретают жилище, а затем – женятся. Это соответствует [изложенному в Торе порядку], как сказано: «И кто насадил виноградник и не почал его», «Кто построил новый дом и не обновил его», «И кто обручился с женщиной и не взял ее в жены». 

А глупцы вначале женятся, а затем, если у них есть возможность, приобретают дом, и лишь затем они на склоне лет начинают искать себе ремесло или кормятся с подаяний. И в Торе [этот порядок] изложен в [главе проклятий: «С женщиной обручишься», «Дом построишь», «Виноградник посадишь» – то есть, порядок твоих действий будет обратным [правильному], и [вследствие этого] ты не сможешь добиться успеха в жизни. А о благословенном пути сказано: «И рассудителен был Давид во всех делах своих, и Господь пребывал с ним»

Параграф 12

Вэасур ло лаадам лэһафкир, о лэһакдиш коль нэхасав вэятриах аль һабрийот. Вэло имкор садэ вэикнэ баит, вэло баит вэикнэ митальтэлин, о яаасэ схора бидмэй бэйто. Аваль мохэр hy митальтэлин вэконэ садэ. Клало шэладавар: ясим мэгaмaтo лэһацлиах нэхасав улэһахлиф haкaлэ бакаям, вэло тиһъе каванато лэһанот мэат лэфи шаа, о лэһанот мэат вэяфсид hаpбэ.

И человеку нельзя отказываться от всего своего имущества или полностью посвящать его [для благотворительных целей], а самому жить за счет [подаяний] других людей. Ему также не следует продавать поле, чтобы купить дом, или продавать дом, чтобы купить движимость или вложить вырученные деньги в торговлю. Но [ему следует напротив] продать движимость, чтобы купить поле. Общим правилом тут является следующее: человеку следует стремиться по возможности обеспечить для себя материальную стабильность и сменить преходящее [имущество] постоянным, а не гнаться за кратковременными элементами комфорта, в погоне за которыми он может многое потерять.

Рамбам

Параграф 13

Масаан уматанан шэль талмид хахам бээмэт увээмуна: омэр аль лав – лав, вэаль һин – һин. Мэдакдэк аль ацмо бэхэшбон, вэнотэн умэватэр лаахэрим кшэиках мэһэн вэло едакдэк алэйһэн. Bэнoтэн дмэй haлэках лэалтар. Bээйно наасэ ло арав вэло каблан, вэло яво бэһаршаа. Эйно мэхайэв ацмо бэдиврэй миках умимкар бэмаком шэло хийвao Тора, кдэй шэяамод бэдибуро вэло ишанэһу. Вэим нитхайву лo axэрим бадин, маарих лаһэн умохэль лаһэн, умалвэ вэхонэн. Bэло йэрэд лэтох уманут хавэро, вэло яцэр лэадам лэолам бэхаяв. Клало шэль давар: иһъе мин hанирдафин вэло мин һародфин, мин haнээлавин вэло мин hаолвин. Bэадам шэосэ коль һамаасим hаэлу вэхайоцэ баһэн, алав һакатув омэр: «Вайомэр ли: авди ата, Исраэль, ашэр бэха этпаар».

Торговые отношения мудреца отличаются честностью и правдивостью. Он говорит о хорошем [товаре] хорошее, а о плохом – плохое. Когда он отдает [деньги или товар], он тщательно проверяет себя, а когда получает у других [деньги или товар], он не проверяет их тщательно и [в случае необходимости] готов уступить. И он вносит деньги за покупку немедленно. И он не берет на себя обязательства быть чьим-то гарантом, брать подряды, а также судиться от чьего-то имени. В торговле он не берет на себя материальных обязательств более, чем он обязан по закону Торы, чтобы всегда [иметь возможность] быть верным своему слову и не изменять ему. Если сложилось так, что по закону кто-то оказался должен ему деньги, он уступает и не торопит его [с выплатой долга], и проявляет милосердие, и дает в долг. И не занимается ремеслом, которым [в этом месте уже] занимается другой [чтобы не составить ему конкуренцию], и никогда никому не отравляет жизнь. Общим правилом тут является следующее: он предпочитает быть преследуемым, но не преследующим, обижаемым, но не обижающим. И о человеке, который ведет себя подобным образом, сказано: «И сказал Он мне: Ты мой слуга, Израиль, которым Я горжусь».

Рамбам

(һилхот Бейт hа-Бхира”, глава 1)

Параграф 1

Мицват асэ лаасот баит лаhашэм мухан лиһйот макривин бо haкорбанот, вэхогэгин элав шалош пэамим башана, шэнээмар: «Вэасу ли микдаш». Ухвар нитпараш батора мишкан шэаса Мошэ Рабэну. Вэһайа лэфи шаа, шэнээмар: «Ки ло батэм ад ата» вэгомэр. 

в Торе заповедано построить Храм для Всевышнего, приспособленный для того, чтобы в нем можно было приносить жертвы, и в который следует приходить трижды в год на праздники. О [построении Храма в Торе] сказано: «И пусть сделают мне Святилище». И в Торе подробно описано построение Скинии, которую сделал Моше Рабейну. И [эта Скиния служила в качестве Храма] лишь временно, как сказано: «Ибо вы не пришли еще на место покоя ик уделу, который Господь, Бог твой, дает тебе».

Параграф 2

Кэйван шэнихнэсу лаарэц, һээмиду haмишкан бэгильгаль арба эсрэ шана шэкавшу вэшэхалку,

Когда [евреи] вошли в Землю [Обетованную], они расположили Скинию в Гилгале, где она находилась четырнадцать лет, в течение которых они завоевывали [Землю Обетованную] и делили ее [между представителями всех колен].

умишам бау лэшило, увану шам баит шэль аваним уфарсу йериот һамишкан алав, вэлo hайта шам тикра, ушлош мэот шишим вэтэша шана амад мишкан шило, ухшэмэт Эли, харав, увay лэнов увану шам микдаш, ухшэмэт Шмуэль харав, увау лэгивъон увану шам микдаш, умигивъон бау лэвэйт hаоламим. Вимэй нов вэгивъон – шэва вахамишим шана

Оттуда они перенесли Скинию в Шило. Там для нее было построено каменное здание без крыши, в котором сверху были натянуты полотнища Скинии. В Шило Скиния простояла в течение трехсот шестидесяти девяти лет и была разрушена, когда умер [первосвященник] Эли. После этого Святилище было построено в Нове, [где оно простояло вплоть до] смерти [пророка] Шмуэля, а затем было разрушено. После этого Святилище было построено в Гивоне, откуда [место Святилища] было [затем] перенесено на его постоянное место [на Храмовой Горе в Иерусалиме]. Всего же в Нове и Гивоне Святилище находилось в течение пятидесяти семи лет.

Параграф 3

Кэйван шэнивна hамикдаш бирушалаим нээсру коль һамэкомот кулам ливнот баһэм баит лаhашэм улэһакрив баһэм корбан, вээйн шам баит лэдорэй һадорот эла бирушалаим бильвад увэһар haмoрия, шэба нээмар: «Вайомэр Давид зэ һу бэйт hашэм һаэлоким, вэзэ мизбэах лэола лэИсраэль»; вэомэр: «Зот мэнухати адэй ад». 

После того, как Храм был построен в Иерусалиме, стало запрещено строить Храм для Всевышнего в каком-либо ином месте и приносить там жертвы, [поскольку] постоянным [местом] Храма является только гора Мория в Иерусалиме, о которой сказано: «И сказал Давид: это дом Г-спода Б-га и это жертвенник всесожжения для народа Израиля» и [о ней Всевышний] говорит: «Вот место покоя Моего вовеки, здесь обитать буду, потому что Я возжелал его».

 

Параграф 4

Биньян шэбана Шломо квар мэфораш бимлахим, вэхэн биньян һаатид либанот, аф аль пи шэһу катув бихэзкэль, эйно мэфораш умэвоар. Вэаншэй баит шэни, кшэбану бимэй Эзра, бануһу кэвиньян Шломо умээйн дварим һамэфорашим бИхэзкэль.

Храм, который был построен [в Иерусалиме царем] Шломо, четко и подробно описан в [книге] Млахим [Книга «Царей»]. А тот Храм, который будет построен в грядущем [после прихода Машиаха], описан в [книге пророчеств] Йехезкеля, но [он там] описан не [вполне] ясно и четко [во всех деталях]. Когда же во времена Эзры строили Второй Храм, его строили по подобию Храма [царя] Шломо и в соответствии с теми деталями в [книге] Йехезкеля, которые описаны там в ясной и понятной форме.

 

Рамбам

Параграф 5

элу hэм һадварим шэhэм икар бэвиньян hабаит: осин бо кодэш, вэкoдэш haкoдaшим, вэйһъе лифнэй haкoдэш маком эхад вэһу hаникра улам, ушлоштам никраин hэйхаль. Вэосин мэхицa axэрэт савив лаһэйхаль рэхока мимэну кээйн калъэй hэхацэр шэһайю бамидбар. Bэколь haмукаф бимэхицa зо шэһу кээйн хацэр оһэль моэд, һу hаникра азара, вэһаколь никра микдаш. 

При построении Храма следующие вещи являются главными: в нем возводят [помещения, называемые] Святая и Святая Святых. Перед зданием [называемым] Святая возводят помещение, называемое Залом. И все три эти помещения [Зал, Святая и Святая Святых] составляют [единое здание, называемое зданием] Храма. И вокруг здания Храма на определенном расстоянии делают ограждение, подобное [описанному в Торе] ограждению, которое было вокруг Скинии Завета в пустыне. И ограждаемая им территория [вокруг здания Храма], которая подобна двору Скинии Завета, называется Азара [храмовый двор]. А весь этот комплекс в целом называется Храмом.

 

Параграф 6

Bэосин бамикдаш шивъа кэлим, мизбэах лэола улишъар haкорбанот, вэкэвэш шэолим бо ламизбэах, умэкомо лифнэй һаулам машух ладаром, вэхийор вэхано лэкадэш мимэну haкohaним едэйһэм вэраглэйһэм лаавода, умэкомо бэйн һаулам вэламизбэах машух ладаром шэһу смоль hанихнас ламикдаш, умизбэах ликторэт, умэнора вэшульхан, ушлоштам бэтox haкoдэш лифнэй кодэш haкoдaшим. 

При [построении] Храма следует также сделать храмовую утварь. [Это включает в себя] жертвенник для всесожжений и других видов жертвоприношений и ведущий на жертвенник пандус. Они расположены [в храмовом дворе] перед входом в здание Храма [но не строго посредине двора, а] сдвинуты в южную сторону. И еще для Храма делают умывальник на подножии для того, чтобы коһены омывали из него руки и ноги перед совершением служения. Он был расположен между входом в здание Храма и жертвенником и сдвинут в южную сторону, то есть слева от входящего в Храм. И [еще для Храма делают] жертвенник для воскурения благовоний, менору [семисвечие] и стол [для хлебов предложения]. Эти три вещи [жертвенник воскурений, семисвечие и стол для хлебов предложения] находились в Святая [внутри здания Храма] перед Святая Святых.

Рамбам

Параграф 7

haмэнора бадаром мисмоль һанихнас, вэшульхан миямин шэалав лэхэм haпaним, ушнэйһэм бэцад кодэш haкoдaшим мибахуц, умизбах haкторэт машух мибэйн шнэйһэм лахуц.

Bэосин бэтox haазара гвулин: ад кан лэИсраэль, ад кан лакоhаним. Увоним ба батим лишъар цорхэй hамикдаш, коль баит мэhэм никра лишка

Семисвечие располагается в южной части [здания Храма] слева от входящего, а стол, на котором помещаются хлеба предложения, располагается справа. При этом оба они находятся возле [входа] в Святая Святых снаружи. А располагающийся между ними жертвенник воскурений должен быть сдвинут наружу [по направлению к выходу из здания Храма].

Внутри храмового двора следует сделать разметку: до этой границы можно заходить всем евреям, до этой границы – только коһенам. 

На территории двора также пристраивают вспомогательные помещения для различных нужд Храма. Каждое такое помещение называется лишка.

 

Параграф 8

Kшэбонин һаһэйхаль вэhaaзaрa бoнин бааваним гдолот. Вэим ло мацу аваним, бонин билэвэним. Bээйн мэфацлин эт авнэй hабиньян бэһар hабаит, эла мэфацлин отан умэсaтэтин отан мибахуц, вэахар ках махнисин отан лабиньян, шэнээмар: «Аваним гдолот аваним екарот лэясэд hабаит, авнэй газит». Вэомэр: «Умакавот вэһагарзэн коль кли барзэль ло нишма бабаит бэһибаното».

Когда строят здание Храма и храмовый двор, их строят из больших камней. А если нет возможности построить их из камней, их строят из кирпичей. При этом используемые для строительства камни обтесывают не на самой Храмовой горе, а вне ее территории. И лишь затем, после того, как их уже обтесали, их доставляют на Храмовую гору, как сказано: «И привозили камни большие, камни дорогие, Чтобы заложить основание дома из тесанных камней», и [при этом] сказано: «И когда строился этот дом, то строился он из привезенных цельных (обтесанных) камней; ни молота, ни топора, никакого (другого) железного орудия не было слышно в доме при постройке его».

 

Рамбам

Параграф 9

эйн бонин бо эц болэт клаль, эла о бааваним о билэвэним васид. Эйн осин ахсадрот шэль эц бэхоль haазара, эла шэль аваним о лэвэним. 

[При построении здания Храма] в нем ничего не строят из необлицованного дерева, а только из камней или из кирпичей и известки. А также колоннады [и иные постройки] на всей территории храмового двора строят не из древесины, а из камня или кирпича.

 

Параграф 10

Умэрацфин эт коль һаазара бааваним екарот, вэим нээкра эвэн, аф аль пи шэhи омэдэт бимкoмa, hоиль вэниткалькэла – псула. Вэасур лакоһэн haoвэд лаамод алэһа бишъат haaвoда ад шэтикава баарэц.

Весь храмовый двор выкладывают ценными камнями. И если [хотя бы] один камень [покрытия двора] является незакрепленным, то даже если этот камень остался на своем месте, он становится непригодным [для покрытия двора], и коһену во время храмовой службы запрещено стоять на этом камне, пока его не закрепят.

 

Рамбам

Параграф 11

Умицва мин haмувхар лэхазэк эт hабиньян улэһагбиho кэфи коах hацибур, шэнээмар: «Лэромэм эт бэйт Элокэйну». Умэфаарин ото умэяпин кэфи кохам. Им ехолин латуах ото бэзаhав улэһагдиль бэмаасав, һарэй зо мицва

Дабы исполнить заповедь о построении Храма как можно лучше, его здание следует сделать как можно более мощным и величественным, как сказано: «Возвысить дом Б-га нашего». и ему следует придать как можно больше великолепия и красоты. [Вплоть до того, что] если его могут покрыть золотом и увеличить его размер, это является заповедью.

 

Параграф 12

Эйн бонин эт hамикдаш балайла, шэнээмар: «Увэйом haким эт һамишкан» байом мэкимим, ло балайла. Вэоскин бабиньян мэалот haшaхар ад цэт hакохавим. Вэһаколь хаявин ливнот улэсаэд бэацмам увэмамонам: анашим вэнашим, кэмикдаш һамидбар. Bээйн мэвaтлин тинокот шэль бэйт рабан лабиньян. Bээйн биньян бэйт hамикдаш дохэ йом тов. 

Храм не строят в ночное время, как сказано: «И в день возведения Скинии», [из чего следует, что] Скинию возводят днем, а не ночью. И занимаются строительством Храма [в течение всего дня] с рассвета и до выхода звезд. 

И все обязаны строить [Храм] и помогать [его построению] как физически, так и материально, как мужчины, так и женщины, как это было во время построения Храма в пустыне. Но изучающих Topy детей от учебы ради построения Храма не отрывают. и строительство Храма не ведется в праздник [и тем более – в субботу].

 

Параграф 13

hамизбэах эйн осин ото эла биньян аваним, вэзэ шэнээмар батора: «Мизбах адама таасэ ли». Шэиһъе мэхубар баадама, шэло ивнуһу ло аль габэй кифин вэло аль габэй мэхилот. Вэзэ шэнээмар: «Вэим мизбах аваним». Мипи hашмуа ламду шээйно рэшут, эла хова.

Жертвенник [для всесожжений в Храме] строят исключительно из камней, а сказанное в Торе «Жертвенник земной сделай Мне» означает [не что жертвенник должен быть сделан из земли, а], что жертвенник должен быть установлен непосредственно на земле, а не построен на скале или над пещерой. А по поводу того, что [там же в следующем стихе] сказано: «А если жертвенник из камней сделаете», существует устная традиция толкования [восходящая к Моше Рабейну, получившему Тору на Синае], что это сказано тут не как одна из возможностей, а как установленная обязанность.

 

Рамбам

Параграф 14

Коль эвэн шэнифгема кдэй шэтахгор ба haципорэн кэсакин шэль шхита, hapэй зо псула лакэвэш валамизбэах, шэнээмар: «Аваним шлэмот тивнэ эт мизбах haшэм». Умэһэйхан һайю мэвиин авнэй мизбэах? Мин бэтулат haкaрка. Хофрин ад шэмагиин ламаком hаникар шээйно мэком авода увиньян, умоциин мимэну haaвaним, о мин һайам haгaдoль, увонин мэһэн. Bэхэн авнэй һаһэйхаль вэһаазарот шлэмот hаю.

 

Камень, от которого был отколот кусок таким образом, что ноготь, проведенный по его поверхности чувствует неровность, непригоден для того, чтобы быть частью жертвенника или пандуса, как сказано «Из цельных камней построй жертвенник Г-спода». Так откуда же берут камни для жертвенника? Из девственного слоя почвы – копают землю, пока не дойдут до такого слоя, где видно, что [там никогда не копали и] оттуда никогда не брали почву для ремесленных или строительных целей. Из этого слоя почвы или из глубин моря извлекают камни для жертвенника. А также камни, из которых было построено здание Храма и храмовый двор, были цельными.

 

Рамбам

Параграф 15

Авнэй һэйхаль ваазарот шэнифгэму о шэнигмэму, псулот вээйн лаһэн пидйон эла нигнaзим. Коль эвэн шэнага ба һабарзэль, аф аль пи шэло нифгэма, псула лэвиньян һамизбэах увиньян haкэвэш, шэнээмар: «Ки харбэxa hэнафта алэһа ватэхaлэлэһа». Вэһабонэ эвэн шэнага ба барзэль бамизбэах о бакэвэш локэ, шэнээмар: «Ло тивнэ этһэн гaзит». Вэһабонэ эвэн пагум, овэр баасэ.

Если камни здания Храма или храмового двора были повреждены или выщерблены, они более непригодны [для использования в Храме], и их [при этом] не позволяется использовать в иных целях, а следует захоронить. 

Каждый камень, которого коснулось железо, даже если этот камень при этом совершенно не был поврежден, становится непригодным для использования при строительстве жертвенника или пандуса, как сказано: «Ибо меч свой воздел ты над ним и осквернил его». А тот, кто использует камень, которого коснулось железо, при построении жертвенника или пандуса, нарушает тем самым запрет Торы, наказанием за который служат побои, как сказано: «Не строй их тесанными». Тот же, кто строит [жертвенник или пандус], используя при этом поврежденный камень [от которого был отколот кусок], нарушает [не запрет, а] предписание Торы [строить их из цельных камней].

 

Рамбам

Параграф 16

Эвэн шэнифгэма о шэнага ба барзэль ахар шэнивнэт бамизбэах о бакэвэш, отаэвэн псула вэһашъар кшэрот. Умэлабнин эт hамизбэах паамаим башана, бапэсах yвэхаг. Ухшэмэлабнин ото мэлабнин бэмапа, аваль ло бэхафис шэль барзэль, шэма ига баэвэн вэифсоль. 

Камень, который был поврежден или которого коснулось железо уже после того, как он был встроен в жертвенник или в пандус, становится непригодным [для того, чтобы быть одним из камней жертвенника], но остальные камни сохраняют свою пригодность. Жертвенник белят дважды в год – в Песах и в Суккот. При этом пользуются натянутой тканью, а не железной планкой, из опасения, что та коснется камня жертвенника и сделает его непригодным.

 

Параграф 17

Эйн осин мадрэгoт ламизбэах, шэнээмар: «Bэло таалэ бэмаалот аль мизбэхи». Эла бонин кмо тэль бидромо шэль мизбэах, умитмаэт вэйорэд мэрош hамизбэах ад һаарэц, вэһу hаникра кэвэш.

Не делают ступеней, ведущих на жертвенник, как сказано: «Не всходи по ступеням на жертвенник Мой». Вместо этого в южной части жертвенника делают скат, который полого спускается с верхней поверхности жертвенника до земли. Он называется пандусом.

Вэһаолэ бэмаалот аль hамизбэах, локэ. Вэхэн haнoтэц эвэн ахат мин һамизбэах, о миколь һаһэйхаль о мибэйн һаулам вэламизбэах, дэрэх hашхата – локэ, шэнээмар: «Bэнитацтэм эт мизбэхотам… ло таасу хэн лаhашэм Элоhэйхэм». 

А тот, кто подымается по ступеням на жертвенник, нарушает тем самым [вышеупомянутый] запрет Торы, наказанием за который служат побои. 

А также тот, кто откалывает камень от жертвенника, от здания Храма или [от поверхности храмового Двора] в пространстве между жертвенником и зданием Храма, нарушает тем самым запрет Торы, наказанием за который служат побои, ибо сказано: «И разбейте их [идолопоклонников] жертвенники… но не поступайте так по отношению к [Храму] Господа Бога вашего».

 

Параграф 18

haмэнора вэхэлэһа, вэһашульхан вэхэлав, умизбах haктoрэт вэхоль клэй hашарэт, эйн осин отам эла мин һаматэхэт бильвад, вэим асу отам шэль эц о эцэм о эвэн о шэлизхухит – псулин.

Семисвечие и инструменты, входящие в его инвентарь, стол [для хлебов предложения] и инструменты, входящие в его инвентарь, а также жертвенник воскурений и все инструменты, которые используются в храмовом служении, следует изготовить исключительно из металла. Если же их сделали из дерева, кости, камня или стекла, они являются непригодными для использования [в Храме].

 

Рамбам

Параграф 19

ю haкahaль аниим, осин отан афилу шэливдиль. Вэим hийширу, осим отан шэль заhав. Афилу һамизракот вэһашфудин вэһамагрэфот шэль мизбах hаола вэһамидот, им йеш коах бацибур, осин отам шэль заhав, афилу шаарэй haазара мэцапин отан заhав им мацъа ядам.

Если народ [во время построения Храма] беден, то [упомянутую выше храмовую утварь] изготовляют [из дешевых металлов] даже из олова. А если он стал богат, их делают из золота. И даже [вспомогательные инструменты, используемые в Храме, как, например] кропильные чаши, вертела, вилы для жертвенника всесожжения и весы делают золотыми, если народ в состоянии это себе позволить. И [более того] если они в состоянии, им следует даже ворота двора Храма покрыть золотом.

 

Параграф 20

Эйн осин коль haкэлим митхилатам эла лэшэм һакодэш. Вэим наасу митхилатам лэһэдьйот, эйн осин отам лэгaвoah. Уклэй гавоаһ ад шэло ништамэш баһэм гавоаһ, рашай лэһиштамэш баһэм hэдьйот.

Умишэништамэш баһэм гавоаһ, асурин лэһэдьйот. Аваним вэкорот шэхацаван митхила лэвэйт haкнэcэт, эйн бонин отан бэһар һабаит.

Все храмовые инструменты следует изначально изготовлять во имя Храма, и если они были изготовлены для бытового [не храмового] использования, их в Храме не используют. А теми инструментами, которые были изготовлены для Храма, пока ими не воспользовались для храмового служения, можно пользоваться для бытовых целей, однако после того, как ими воспользовались для служения в Храме, они становятся запрещенными для использования в бытовых целях.

И даже те балки и камни, которые были высечены с намерением использовать их для строительства синагоги, не следует использовать для строительства на Храмовой Горе.

 

Ceдeр ханукат һа-баит

[А затем произносят следующую просьбу]

Йеһи рацон мильфанэха, Адонай Элоhэйну вэЭлоhэй aвoтэйну, Элоhэй Авраһам, Элоhэй Ицхак вэЭлоhэй Яаков, Эль рахум вэхaнун, ав hарахамим, шэйэһэ хашув умэруцэ лэфанэха һалимуд шэламадну бэтoрaтха hакдоша кэрэах нихоах. Увэров рахамэха haмэрубим тэрахэм аль бааль һабаит һазэ (имя хозяина дома), ашэр битхилат боо лишкон бабаит haзэ, ивта нафшо ваяас тхила варош ханукат һабаит һазэ бэдиврэй торатха лэясэд эт һабаит улэхонхо бэдиврэй Тора.

Да будет Воля Твоя, Г-сподь, Б-г наш и Б-г отцов наших, Б-г Авраһама, Б-г Ицхака и Б-г Яакова, Б-г милосердный и милостивый, Отец милосердия, чтобы изучение нами Твоей священной Торы было угодно и желанно Тебе, как воскурение благовоний на жертвеннике. И по Своему великому милосердию будь милостив к хозяину этого дома (такому-то сыну такого-то), душа которого возжелала, прежде, чем поселиться в этом доме, сделать вначале ханукат haбаит, обновив дом словами Твоей священной Торы, дабы заложить его основу на словах Торы. И посему в заслугу Твоей священной Торы.

Увхэн бизхут Торатха hакдоша тэвaрэх эт бааль hабаит haзэ ашэр һиштадэль бэлимуд зэ, ло улэхоль бнэй бэйто, брахот лаад. Вэиһъе лаһэм һабаит haзэ муцлах умэворах баколь миколь коль. Вэишама бэваит зэ коль сасон вэсимха, hашкэт вавэтах, сасон вэсимха имацэ ва, вэнасу ягон ваанаха. Ана бэхоах ров рахамэха hэйе алэйһэм ситра цина вэcoxэра. Утэватэль мэалэйну коль гзэрот кашот вэраот. Увэһурмана дэмалка илаа, мини сим тээм лэһарxик мин һабаит haзэ коль мазик вэхоль пахад вэхоль бэһала, бэхоах шэмот hакдошим hайоцъим мипсуким:

 

благослови хозяина этого дома, приложившего усилия к ее изучению – его самого и его домашних – благословениями навек. И да будет для них этот дом преуспевающим и благословенным во всем, от всего и всецело. И да раздаются в этом доме звуки ликования и звуки радости. Мир и покой, ликование и радость да пребудут в нем и да удалятся печаль и грусть. О Б-же! По великой милости Твоей будь им укрытием, защитой и броней. И убереги нас от всех бед, тяжелых и пагубных. 

И указом Высшего Царя да будет постановлено отдалить от этого дома всякий ущерб, и всякий страх, и всякий испуг. Силой священных Имен [Всевышнего], скрытых в [буквах] слов Торы:

 

«Ло итъяцэв иш бифнэйхэм, пахдэхэм умораахэм итэн Адонай Элоhэйхэм аль пнэй коль һаарэц ашэр тидрэху ва, каашэр дибэр лахэм». Вэаин бэт атван ашэр бэфасук зэ, ишмэру вэяцилу миколь ра лэвааль һабаит haзэ улэхоль бнэй вэйто, вэяцлихэм бэхоль маасэ йэдэйһэм. Bэтацилэм миколь ра, дэшэним вэраананим иһъю. Рахум, ханун, шомэр, томэх, мaциль, яшар, подэ, бэров рахамэха тэкабэль тхинатэну вэтаанэ атиратэну, ки ата шомэа тфилат коль пэ. Асэ лэмаан шмэха, асэ лэмаан йэминэха, асэ лэмаан торатэха, асэ лэмаан кдушатэха.

 «Не устоит никто пред вами; страх и трепет пред вами наведет Г-сподь, Б-г ваш, на всю землю, на которую ступите, как говорил Он вам». И семьдесят две буквы, содержащиеся в [ивритском тексте] этих слов, да будут оберегать и спасать хозяина этого дома и всех его домашних от всякого зла. И да пошлет им Всевышний удачу во всех деяниях рук их, и да сбережет их от всякого зла, и да пребудут они в благополучии и радости. 

О Б-же милосердный, сострадательный, охраняющий, поддерживающий, спасающий, прямой, избавляющий! По великой милости Твоей прими нашу просьбу и Ответь на нашу мольбу, ибо Ты внимаешь молитве всех уст. Сделай ради Имени Твоего, сделай ради десницы Твоей, сделай ради Торы Твоей, сделай ради святости Твоей.

 

Иһъю лэрацон имрэй фи вэһэгйон либи лэфанэха, Адонай цури вэгоали.

Пусть угодны будут слова уст моих и помышление сердца моего пред Тобой, Г-споди, Твердыня моя и Избавитель мой!

 

Кадиш аль Исраэль

Итгадаль вэиткадаш шмэ раба. (Амэн) Бэалма ди вра киръутэ. Вэямлих малхутэ. Вэяцмах пурканэ. Викарэв Мэшихэ. (Амэн) Бэхайэйхон увэйомэйхон увэхайэй дэхоль бэйт Исраэль баагала увизман карив вэимру амэн! (Амэн) Иэһэ шмэ раба мэварах лэалам улэалмэй алмайа. Итбарах. Вэиштабах. Вэйтпаар Вэитромам. Вэитнасэ. Вэитһадар. Вэитъалэ. Вэитһалал шмэ дэКудша брих hу.

(Амэн) Лээла мин коль бирхата, ширата, тишбэхата вэнэхамата, дэамиран бэалма, вэимру амэн! (Амэн) Аль Исраэль вэаль рабанан вэаль талмидэйһон вэаль коль талмидэй талмидэйһон вэаль коль ман дэаскин бэорайта ди вэатра (в Израиле: кадиша) haдэн вэди вэхоль атар ваатар йэһэ лана улэһон улэхон шлама раба хина вэхисда вэрахамэ вэхайэ ариxэ умэзoнэ рэвихэ уфуркана мин кодам авуһон дивишмая вэаръа вэимру амэн! (Амэн)

Йэһэ шлама раба мин шмайа, хаим вэсава вишуа вэнэхама вэшэзава урэфуа угэула услиха вэхапара вэрэвах вэһацала лану улэхоль амо Исраэль, вэимру амэн! (Амэн)

Осэ шалом бимромав, һу бэрахамав яасэ шалом алэйну, вэаль коль амо Исраэль, вэимру амэн! (Амэн)

Да возвеличится и освятится великое Имя Его (Амен!) в мире, который Он сотворил по Воле своей, и да установит Он Царство Свое, и да произрастит Избавление Свое, и да приблизит приход Машиаха Своего (Амен!) при вашей жизни, и в ваши дни, и при жизни всего Дома Израилева в скорости и в ближайшее время и скажите: Амен! (Амен!)

Да будет великое Имя Его благословенно вовек и во веки веков. Да будет благословляемо и восхваляемо, и прославляемо, и возвышено, и превозносимо, и возвеличено, и вознесено, и восславлено Имя Пресвятого, Благословен Он (Амен!) превыше всякого благословения и песнопения, восхваления и утешения, какие могут быть произнесены в мире, и скажите: Амен! (Амен!)

Да пребудет на Израиле и на Учителях наших и на их учениках, и на всех учениках их учеников, и на всех, кто трудится над Торой, которые в этом (в Израиле: святом) месте, и во всех местах, где бы Они не находились, на нас, и на них, и на вас, великий мир, приязнь и милость, и милосердие, и долголетие, и достаток, и избавление в дар от Отца Их на небесах и на земле, и скажите: Амен! (Амен!)

Да будет ниспослан великий мир с небес, жизнь и изобилие, и избавление, и утешение, и освобождение, и исцеление, и избавление, и прощение, и искупление, и процветание, и спасение нам и всему народу Его Израилю, и скажите: Амен! (Амен!)

Устанавливающий мир на небесах, Он по милости Своей да ниспошлет мир нам и всему народу Его Израилю, и скажите: Амен! (Амен!)

 

Когда устанавливают мезузу говорят:

Барух ата Адонай Элоhэйну мэлэх hаолам, ашэр кидшану бэмицвотав вэцивану ликбоа мэзуза.

Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Царь Вселенной, освятивший нас Своими заповедями и заповедавший нам устанавливать мезузу.

При этом [при установке мезузы] не произносят благословение Ше-һэхияну, но его желательно произнести на новый плод или новую одежду, имея при этом в виду также обновление дома.

Теперь можно провести Сеуду [обязательно с хлебом], чтобы затем произнести “Биркат а-Мазон”.

 

[С огромной благодарностью за материал Седер Ханукат А-Байт Раву Ицхаку Шимунову “Бейт Малкиэль”, Америка]

Было ли это полезно?

Внимание! Некоторые статьи на нашем сайте содержат святые имена Всевышнего. При печати этих статей их нельзя выбрасывать или уничтожать. Мы просим вас обращаться с ними бережно и аккуратно.
Поделитесь если вам понравилось
Facebook
VK
OK
Telegram
WhatsApp
Skype

Свежие записи

Рубрики

Популярные

Популярны статьи за все время

Горячие статьи

Лучшие статьи за 30 дней

В тренде

Наиболее посещаемые за 24 часа

Похожие статьи

It seems we can't find what you're looking for.

Перейти к содержимому
Update Contents
Сила Теилим Мы хотели бы показывать вам уведомления о последних новостях и обновлениях.
Dismiss
Allow Notifications