7 Сивана – Йорцайт Бааль Шем Това

7 Сивана – Илула/Йорцайт Раби Исраэля бен Элиэзер – Баал Шем Това (“владеющего добрым именем”) – основателя хасидского движения – одного из самых величайших Цадиков в еврейской истории.

После откровения Бааль Шем Това, 18 июля 1734 года, в 36 лет, как великого еврейского лидера и мистика, многие еврейские общины Польшы и Галиции, Подолии стали последователями хасидского пути иудаизма. 26 лет спустя, Бааль Шем Тов покидает этот мир.

На Пасху 1760 года Раби Пинхас из Кореца приехал навестить своего Учителя, Бааль Шем Това.

В предверии праздника, седьмого дня Песаха, Раби Пинхас почувствовал слабость и решил не ходить в Микве, как это было принято.

На следующий день во время утренних молитв, у него появилось предчувствие, что Баал Шем Тов скоро скончается. Раби Пинхас начал молиться интенсивнее, прося отменить Небесный указ против своего учителя. Но он понял, что не может повлиять на указ и начал глубоко сожалеть о том, что он не пошел в Микве до праздника.

После утренней молитвы Баал Шем Тов спросил Раби Пинхаса, не ходил ли он в Микве вчера днем.

Когда он ответил, что нет, Баал Шем Тов ответил:«Сейчас уже слишком поздно исправлять это».

После Пасхи Бааль Шем Тов заболел.

Однако он ничего не сказал своим последователям и продолжал молиться перед ковчегом. Всех учеников, которые могли с помощью молитв совершить изменения в его судьбе, он отправлял с миссией в другие общины.

Раби Пинхас, зная о Небесном указе против Бааль Шем Това, не вернулся домой, а остался в Меджибоше.

Накануне Шабат а-Гадоль, субботы, предшествующей Пасхе, Баал Шем Тов сел, чтобы написать последнюю волю и завещание, адресованное его ученикам.

Он завершил это словами: «Я пишу это сегодня, потому что вчера вечером мой [небесный] учитель [Ахия а-Шилони] открыл мне, что это мой последний канун Шабат а-Гдола».

Семь с половиной недель спустя, накануне Шавуот, Раби Исраэль Бааль Шем Тов позвал своего личного писца Раби Цви Гирша и продиктовал ему окончательные изменения и поправки к завещанию, указав, что все его книги и рукописи будут переданы: «моему ученику и пэру, князю Торы, Раби Дов Беру [Магиду из Межерич], сыну Раби Авраама, за исключением всех книг на идише, которые принадлежат моей дочери, боящейся Б-га – Адели. Вместе с тем, мои заметки на полях и аннотации должны быть даны моему ученику, дорогому мне, как сын, Огненному столпу, Раби Яакову Йосефу а-Коэну [из Полоного]».

Вечером во вторник, в [первую] ночь Шавуот, все последователи Баал Шем Това собрались вместе с ним, чтобы провести ночь в изучении Торы, как это принято.

Баал Шем Тов разъяснил недельную главу Торы и значение Шавуот.

Утром он послал за своими ближайшими последователями собраться в своей комнате. Он попросил Раби Лейба Кесслера и других организовать его похороны. Поскольку они были членами Хевра Кадиша и были хорошо осведомлены о признаках болезни, он показа

После молитвы Раби Нахман из Городенки отправился в учебный зал, чтобы помолиться за своего Учителя.

Позже Баал Шем Тов сказал: «Он напрасно обращается с петициями. Возможно, если бы он мог войти в Небесные врата, куда я привык, его молитвы помогли бы».

Когда шамеш Баал Шем Това вошел в комнату своего хозяина, он услышал, как Баал Шем Тов сказал: «Я даю вам эти два часа. Не мучайте меня».

Спросил: «Ребе, с кем ты говоришь?»

Баал Шем Тов ответил: «Разве ты не видишь Ангела Смерти? Раньше он всегда убегал от меня. Теперь, когда он получил контроль над мной, он стоит прямо и смеется надо мной».

Позже, во время праздничного обеда, он попросил своего помощника поставить мёд в большой стакан.

Вместо этого шамеш положил его в маленький стакан. Бааль Шем Тов заметил: «Человек не имеет силы в день смерти, даже мой помощник не слушается меня».

После еды к нему пришли многие жителей города, которые не знали о состоянии Бааль Шем Това. Как всегда, он раскрывал им Тору.

Все его близкие ученики сидели в комнате Баал Шем Това, пока он лежал в своей постели. Он дал им знак. «Друзья мои, когда я покину этот мир, часы в этой комнате остановятся».

Он попросил принести ему большую чашку воды и тазик. Пока он мыл руки, Его ученики видели, как стрелки больших часов остановились. Они заслонили собой часы, чтобы Баал-Шем Тов не увидел, что он остановился.

Он сказал им: «Друзья мои, я не беспокоюсь о себе, потому что знаю, что когда я выйду через дверь этого мира, я сразу же войду в дверь будущего мира».

Затем, Бааль Шем Тов сел в своей постели и велел им собраться вокруг него. Он произнес слова Торы, объясняя ту часть, где человек поднимается из Нижнего Ган Эдена в Верхний, и как это происходит в каждом из четырех миров. Затем он описал Мир Душ и объяснил порядок поклонения. Он велел ученикам сказать вместе с ним: «Виhи ноам А-дойнай Элойhейну алейну».(Теилим 90:17)

Он лег и сел несколько раз. Тем временем, он сосредоточился на мистических каванот.

Наконец, он лег и попросил накрыть его простыней. Затем он начал дрожать, как когда молился Амиду. Постепенно он начал затихать.

Ученики увидели, что и маленькие часы остановились. Они долго ждали, но он не двигался. Затем они приложили перо к его носу, чтобы проверить его дыхание, после чего им, наконец, пришлось признать, что он скончался.

Раби Яаков из Меджибош сообщил, что Раби Лейб Кесслер из Хевра Кадиша видел, как его душа в виде синего пламени покинула его тело и взметнулась вверх.

Кевер Бааль Шем Това всем хорошо известен.

Но также известно, что Бешт, который долгое время жил в городе под названием Куты, регулярно уединялся в пещере в близлежащих Карпатских горах, чтобы молиться, изучать Тору и медитировать в одиночку.

Раби Исраэль Меир Габбай, хасид – Бресловец, основал организацию под названием «Оhолей Цадиким», которая и нашла пещеру. «Оhолей Цадиким» восстанавливает могилы известных Цадиким в Восточной Европе. На фото пещера Бешта.

Пусть Зхут Цадика хранит нас всех.

(shiratdevorah.blogspot.com)

This article was published on: 10/06/19 10:32 ПП

Добавить комментарий