Обрезание как Жертвоприношение или сгула для Излечения в ночь перед обрезанием 

 “Когда кто из вас хочет принести жертву Г-споду, то из скота, из крупного и мелкого скота, приносите жертву вашу». (Шмот 1:2)

В наше время, когда жертвоприношения в Храме сделались невозможными, одна жертва всё же осталась у нас. Как сказано в Зоhар а-Кадош, отец, совершающий обрезание своему сыну, как будто приносит жертву Творцу; сандак – подобен жертвеннику.

И как приносивший жертву должен был очиститься перед восхождением в Храм и подготовиться как следует, так и те, кому предстоит участвовать в обрезании, накануне ночью учат Тору, готовясь к важному и светлому событию.

Один из первых больших равов Туниса Раби Цемах Царфати страдал от сильных болей в ногах и два года был прикован к постели. Однажды встал рав на ноги, а боли – как не бывало. Удивлённым близким Раби Цемах Царфати рассказал, что пророк Элиягу явился к нему во сне и сказал, что если рав обязуется ходить во все дома в городе Тунисе, чтобы учиться там в ночь перед обрезанием, то излечится он от болезни. Рав согласился – и излечился!

С тех пор он стал приходить в каждый дом, где должны были делать обрезание, и учился там до утра. Это стало законом, обычаем – проводить в ночь перед обрезанием «билъяда» (говорят, что это сокращение слов בן ילדה – отец ребёнка устраивал трапезу и учили Талмуд всю ночь. С течением времени в Тунисе была создана касса «Пророка Элиягу», из которой родители платили деньги бедным знатокам Торы, приходившим принять участие в учёбе, перед вступлением ребёнка в завет Авраама Авину.

(«Врата Востока», Исраэль Спектор)

This article was published on: 26/11/18 12:55 ПП

Добавить комментарий